Mūs lasa Daugavpils, Ilūkstes, Preiļu, Krāslavas, Dagdas, Aglonas, Līvānu un citās pilsētās un novados
2018. gada 16. novembris
Piektdiena
Banga, Glorija
-1.7 °C
skaidrs laiks

Татарская толерантность помогла интегрироваться в Латвии LV

Фаимья Турлая // Фото: Диния Емельянова

Оставить родину, семью, друзей и перебраться на чужбину за 2000 км — в Латвии 21-м века такой опыт уже никого не удивляет. Но в этот раз история не о том, как латыш отправился на заработки или в поисках личностного роста в Западную Европу, а о татарке, которая в 80-е годы прошлого века оставила дом в Сибири и вместе с латгальцем начала новую жизнь под Ригой. С тех пор Фаимья Турлая из приезжей превратилась в настоящую латвийскую хозяйку, которая вместе с мужем и тремя детьми восстанавливает культурно-исторический памятник Латгалии — Арендольское поместье и стоит планы, как сплотить татар в Латвии и за ее пределами.

Языковые навыки

Красные герани на окне - такой вид в поместье можно найти и в жизни, и на фотографии в рамке. Фаимья рассказывает, что эти цветы для их разведения в помещениях очень популярны и в Латвии, и в Сибири. На конкретной фотографии важны не столько горшок с геранью и кот на первом плане, а белые сугробы за окном. Они напоминают Фаимье о родном доме.

В Латвию она попала сразу же после окончания вуза в Новосибирске. «Сюда приехала совершенно одна, все мои родные, одноклассники, друзья остались в Сибири. Это было непросто, никакой моральной поддержки, на кого опереться, не было», - вспоминает Ф. Турлая, отмечая, что поэтому все, чего в Латвии она могла достичь, зависело только от нее. Например, латышский язык она освоила примерно за год. «Когда вернулась на работу после первого декретного отпуска, уже могла свободно общаться», - говорит Фаимья, добавляя, что ей помогали решимость мужа говорить с ней только по-латышски, а также словари.

Поместье немецких баронов в Латгалии восстанавливает татарка из Сибири

Это был не первый раз, когда ей за достаточно короткий период времени пришлось учить новый язык. «В семье мы росли, говоря только по-татарски», - рассказывает Фаимья. Русский она учила в школе: «В то время никто особо об этом не беспокоился и не думал, может ли это быть болезненным». Сегодня у татарского языка имеется статус официального в Татарстане (Россия), но, хотя на нем говорят примерно 7 млн татар в мире, он рассматривается как язык, которому потенциально угрожает опасность. Например, с 2017 года в Татарстане школьникам уже не нужно обязательно учить татарский.

Фаимью больше же беспокоит то, будут ли навыки татарского языка передаваться следующим поколениям в диаспорах, в том числе татарских обществах Латвии. Например, своих троих детей она научила ее родному языку, но в целом эта практика в смешанных семьях Латвии не распространена. Сравнительно недавно она узнала, что у татарского общества Игналины этот опыт более успешен. Перенимая его, Фаимья запланировала в ближайшем будущем провести мероприятие, на которое пригласит представителей общества из Игналины и трех татарских обществ Латвии.

Лояльны к Латвии

Первые татарские общества в Латвии начали образовываться еще во времена Атмоды, но Фаимья Турлая в одно из них вступила значительно позже, когда ее дети уже выросли. Сейчас она в обществе инициирует и руководит проектами, в результате выходят в свет издания о татарской культуре. Одно из них свзяано с кулинарией — в книжке собраны традиционные рецепты татарских семей Латвии. «Мои дочери тоже очень хорошо готовят, это можно назвать татарской традицией. Это характерно для восточных женщин — уметь хорошо готовить», - рассказывает Фаимья. В ее семье наиболее ценится гусиный пирог. Ее подход в осуществлении проектов заключается не в том, чтобы концентрироваться на финальном результате, а вовлечь в процесс как можно больше людей. К тому же результат должен быть соотносим как с татарами, так и другими национальностями Латвии. В проектах участвуют и дети, и внуки членов общества, например, чтобы иллюстрировать книгу татарских сказок.

Рядом со старинными вещицами в поместье можно найти что-то личное, например, рисунок дочери

В Латвии действуют три татарских общества, одно из них в Даугавпилсе, но поскольку Фаимья еще 5 лет назад жила недалеко от столицы, у нее тесные контакты сформировались со столичным обществом. Как представитель общества, она посетила Всемирный слет татар в Казани, где сделала вывод, что активность латвийских татар находится на достаточно высоком уровне. В Латвии издана поэзия проживающей здесь татарки, сборник татарских сказок, регулярно проводятся разные мероприятия. «Рассказывая об этом, мы популяризируем Латвию как толерантное общество, - отмечает Фаимья. - Мы лояльны к этому государству и ценим вклад в интеграцию национальных меньшинств».

Хозяйка поместья

Когда 20 лет назад муж Арвид перенял Арендольское поместье, она сразу за ним в Латгалию не поехала. Когда он начал восстанавливать поместье, младшая дочь еще не ходила в первый класс, поэтому, чувствуя ответственность за образование и благополучие детей, Фаимья Турлая решила остаться и в Арендоле перебралась только 5 лет назад, когда младшей дочери исполнилось 18 лет. Возможно, на это повлияло то, что у детей сформировалась более тесная связь с матерью. «Муж однажды спросил у сына, кто он: татарин или латыш, и сын, к моему удивлению, ответил, что татарин. Дочь, в свою очередь, в каком- то интервью сказала, что чувствует себя латышкой, но с татарским «оттенком», - рассказывает Фаимья. Сыылаясь на хартию о правах человека, она отмечает, что у каждого человека есть право самоидентифицироваться, и семья на это повлиять не может.

Теперь дети выросли, уже радуют четверо внуков, поэтому больше времени можно посвятить работе в обществе и восстановлению поместья. Так как под Ригой Ф. Турлая занималась бизнесом, связанным с общественным питанием, похожее предприятие она создала и здесь - SIA “ASH-SU Arendole”. Ash-su в переводе с татарского означает «блюдо», но хозяйка объясняет — это не значит, что гости Арендоле могут угоститься только традиционной татарской кухней: «Это моя кухня — ни латгальская, ни латышская, ни русская — а моя».

Оба с мужем стараются, чтобы обстановка поместья была максимально аутентичной, изучают архивы, но то, какую скатерть постелить или какой цветок поставить — уже интерпретация хозяев.

Восстановление поместья для семьи Турлая не бизнес-проект. Для них в радость получать позитив от художников и архитекторов, которые здесь гостят довольно часто. Как-никак, гостеприимство, как и высокий уровень толерантности и дисциплинированность характерны для татар — так свой менталитет описывает Фаимья. Ее жизненный опыт доказывает, что интеграция, так же, как и поиски этнической идентичности — феномен, для которого невозможно установить временные рамки, это может быть мгновенно принятое решение, либо бесконечный процесс.

Для справки

  • В Латвии живут примерно 3000 татар.
  • В мире живут примерно 10 млн. татар, в России это самое многочисленное национальное меньшинство.

Komentāri

Lai pievienotu rakstam savu komentāru, nav jāsniedz personiska rakstura informācija. IP adrese, no kuras rakstīts komentārs, ir zināma tikai LL redakcijai un tā netiek izsniegta trešajām personām.

Redakcija izdzēsīs neētiskus un rupjus komentārus, kuri aizskar cilvēka cieņu un godu vai veicina rasu un nāciju naidu.