Mūs lasa Daugavpils, Ilūkstes, Preiļu, Krāslavas, Dagdas, Aglonas, Līvānu un citās pilsētās un novados
2019. gada 17. novembris
Svētdiena
Hugo, Uga, Uģis
+10.0 °C
apmācies

Возвращение трех поколений латвийской семьи LV

Уроженка Резекненского края Майя Хартмане в возрасте 10 лет уехала в Англию вместе с родителями. Прожив там 12 лет, вся семья вернулась в родной Резекненский край. О том, как сложно было принять это судьбоносное решение и о том, как приняла родина, Майя рассказала «Латгалес Лайкс».

Важное решение

Семья Майи уехала в Англию в 2006 году. Это был момент, когда Латвия уже присоединилась к Европейскому Союзу, появились новые возможности и многим было интересно, что и как там - в Европе. «Родители планировали провести в Англии год, а затем вернуться, - рассказывает Майя. - Но там меня определили в школу и как-то само собой год превратился в 12 лет». Там она поручила образование, в том числе и высшее — у нее диплом в области предпринимательства.

Когда родители Майи, наконец, собрались в Латвию, Майя еще училась в университете и встал вопрос: уезжать всем вместе или все же закончить образование. «Решила закончить, в мае получила диплом, а в июне уже приехали в Латвию», - рассказывает Майя. Самое сложное в возвращении, говорит она, было принять решение. Особенно для нее, которая осознанные детские годы провела в Англии, там «обросла» друзьями и знакомыми. Помогло еще и какое-то внутреннее ощущение того, что хочется вернуться. Она обсуждала этот момент в Англии со своими сверстниками из Латвии, Литвы, Польши. «У них такого ощущения нет, - говорит она. - Они просто не видят себя на родине». Наверное, большую роль сыграло то, что Майя часто приезжала в Латвию, на каникулах жила здесь у бабушки. «Тогда еще ловила себя на мысли, что рано или поздно вернусь и буду жить именно здесь», - говорит Майя. Ей в родном краю близко все - и люди, и культура, и образ жизни.

Спустя год, семья еще борется со стереотипом, что возвращаются только неудачники. «Всем приходится доказывать, что нормально там жили и работали, просто хотели домой», - говорит Майя. А вопрос: «Зачем вам это надо?», Хартманисы постоянно и до сих пор слышат в Латвии. В Англии тоже донимали именно этим вопросом.

Все познается в сравнении


Получив образование в Англии и теперь, соприкоснувшись по работе с латвийским образованием, Майю поражает, что в средней школе дети продолжают углубленно изучать все учебные предметы. В Англии после 9 класса ребенок должен выбрать направление — 5 основных профильных предметов, которые он будет изучать в средней школе, и потом все 3 года он учится уже с прицелом на свою будущую карьеру. Результаты совершенно противоположного подхода в латвийском образовании Майя, консультируя школьников Резекненского края в области карьеры, видит каждый день. «Даже к концу 12 класса некоторые ученики не знают, что будут делать дальше, куда пойдут учиться», - говорит она.

Что касается воспитания детей, то Майе нравится, что в Англии с детства прививают ценить труд и заработанные эти трудом деньги. «Для английских детей норма, начиная с 15 лет, подрабатывать каждые выходные, - рассказывает Майя. - Я, например, работала в пиццерии». У латвийских же детей из-за нагрузки чаще всего нет времени, или детский труд считается чуть не постыдным — если ты работаешь, то у твоей семьи финансовые проблемы.

Некоторые вещи неприятно поражают и в «английской» жизни. Например, «поверхностная» работа семейных английских врачей - это не миф. «Там действительно при всех болезнях они назначают парацетамол и отправляют домой», - рассказывает Майя. Она вспоминает, как в 8 классе при таком лечении умерла от гриппа ее одноклассница. Хотя, по ее словам, если попадаешь в английскую больницу, то это сродни пребыванию в пятизвездочном отеле.

Проводя сравнения, Майя приходит к выводу, что в Латвии самый большой плюс в том, что ты просто дома. Для нее лично главный плюс жизни в Латвии — это возможность тесного общения с родственниками.

Сохранение языка и себя

Сначала семья долгое время жила на востоке Англии, в Питерборо. Это промышленный город, в котором много фабрик, соответственно, много рабочих мест. Легко устроиться на работу, поэтому эмигрантов там очень много, в том числе и наших соотечественников. Следовательно, там есть латышская коммуна, благодаря которой сохранять язык и культуру намного проще. Такие латышские общины или коммуны есть почти в каждом крупном городе Англии. «В них мы пели, танцевали, я учила детей музыке, - рассказывает Майя. - Выходные мы всегда старались проводить именно в среде, насыщенной латышским языком и культурой».

Латышский язык они сохранили благодаря родителям, говорит Майя. Сложно было с ее сестрой, которая родилась в Англии и пошла там в садик. Чаще всего, по ее словам, в семьях эмигрантов «облегчают» жизнь ребенку и, чтобы ему проще было в детском саду и в школе, переходят на английский и дома. В итоге, дети плохо говорят на родном языке или даже не говорят вообще. Майя видела много таких семей. «У нас же было взято за правило: дома говорить только по-латышски», - рассказывает Майя. - В этом вопросе родители заняли абсолютно строгую, но, как оказалось, абсолютно правильную позицию».

Жизнь в Латвии

Последние 4 года пребывания в Соединенном Королевстве Майя уже со своим мужем Кристапом жила в третьем по величине городе Лидсе. Для многих знакомых это было большим удивлением: как это - после крупного города можно вернуться жить в латвийское село? Кристапс родом из Салдуса, но при переезде в Латвию молодая семья думала обосноваться именно в Резекненском крае. Во-первых, со смехом замечает Майя, женщина всегда права; а во-вторых, большая часть семьи мужа осталась в Англии, и в Курземе практически не к кому было ехать. А для них была очень важна поддержка в первое время, чтобы было, у кого пожить, пока снимешь или купишь жилье. У Майи в Резекненском крае живут все родственники: это не только вернувшиеся родители, но и бабушки, дедушки, тети, крестная, даже прабабушка еще здравствует. К тому же, по ее мнению, в Резекненском крае много возможностей и он стремительно развивается.

Мнение о том, что в Латгалии вообще нет работы и здесь нечего делать, Майя называет стереотипом. Она работает специалистом контактного пункта по вопросам образования и предпринимательства Резекненской краевой думы в Малтской и Каунатской волостях. «Конечно, все зависит от возможностей человека, от его образования, запросов и т. д., - говорит Майя. - Но я все чаще вижу и понимаю, что если у людей есть желание что-то делать, то возможностей для этого в Латгалии предостаточно».

Они с мужем были готовы к тому, что здесь не будет «золотых гор», и что зарплаты в разы меньше английских. «Мы осознавали это, но хотели жить и работать в Латвии; более того, не в городе, а именно в сельской местности».

Кристапс нашел работу уже в первую неделю приезда и занимается торговым представительством. Майя вначале сидела с малышкой дочкой, но как только ребенка определили в детский сад, она быстро нашла работу.

Родители Майи мечтали о собственном магазинчике, у них был опыт ведения розничной торговли еще до отъезда в Англию. Сейчас у них свое торговое предприятие в центре Малты.

По приезду в Латвию Хартманисы воспользовались пилотным проектом Министерства охраны среды и регионального развития по возвращению соотечественников на родину и сотрудничали с координатором Латгальского региона Астридой Лещинской. Больше всего помощь координатора, признается Майя, была нужна в моменты, связанные с бюрократией: «После стольких лет в Англии я понятия не имела, как в Латвии писать какие-то заявления. Я звонила Астриде и мы вместе по телефону заполняли документы». К тому же координатор помогла с оформлением муниципального жилья после переезда. Не отрицая важность проекта по реэмиграции, Майя считает, что государству надо больше делать в противоположном направлении. «Надо думать над тем, чтобы не уехали те, кто еще живет в Латвии, чтобы у них был стимул и желание остаться здесь жить и работать», - уверена молодая женщина.