Mūs lasa Daugavpils, Ilūkstes, Preiļu, Krāslavas, Dagdas, Aglonas, Līvānu un citās pilsētās un novados
2021. gada 19. septembris
Svētdiena
Muntis, Verners
+6.9 °C
apmācies

История 33-я: Лиелие Гаранчи

Следующая история - Резекненская замковая гора


Примерно до 1960 года были разрешены домашние роды, но позже рожать можно было только в родильных домах.1 Я родился в воскресенье, 27 октября 1968 года, в родильном отделении Резекненской больницы. Через неделю меня отвезли в Лиелие Гаранчи - в дом моей матери и отца.


Дом в Озолмуйжских Папах или Папках снесли, пронумерованные бревна перевезли на окраину деревни Лиелие Гаранчи, где мой дед с отцом построили этот дом. Вроде как были и другие варианты, но дед решил, что не хочет строиться среди домов, а в низине, в дальнем краю деревни.

Раньше дедушка из Озолмуйжи каждый день ходил на работу 6 км, а вечером обратно. Участок для застройки возле города в Лиелие Гаранчи ему выделили, потому что он работал в железнодорожных мастерских. Я первый из Лукашевичей, кто родился в Лиелие Гаранчи.2

У нас были только одни соседи - Резновы на горе. Возле нашего забора у Резновых была железная бочка с топкой - коптильня, которой они разрешали пользоваться и нам. Колодец у Резновых был через дорогу. Через окна нашего дома можно было видеть, как кто-то из них с коромыслом на плечах идет за водой.

Многие жители Лиелие Гаранчи были староверами. Мы уважали их традиции, они наши. Можно сказать, что я вырос в тесном соседстве с настоящим староверским стилем жизни.

Строительство железной дороги Санкт-Петербург - Варшава (1862) сильно изменило жизнь Инфлянтии или нынешней Латгалии. Появилось много рабочих мест - как во время строительства этой дороги, так и позже, когда нужно было ее обслуживать.

Пиво Ликсненских графов Плятеров уже на второй день можно было купить на Невском проспекте, а графы могли съездить в Варшаву, посетить там театр, а на обратном пути привезти какую-нибудь современную люстру.
На обслуживание железной дороги с самого начала требовалось много людей, умеющих читать, писать и считать, имеющих соответствующие технические навыки. Вроде как один из моих предков по линии бабушки был инженерно-техническим работником, который приехал в Резекне из Ченстохова, позже женился на моей бабушке Марии и остался здесь.

Железная дорога способствовала не только приезду многих образованных людей, но и отъезду большого количества латгальцев в Питер и Сибирь. Сестра моей бабушки уехала в Питер, там вышла замуж и осталась. Люда была последней из питерских родственников, с которой мы поддерживали контакт.
Железная дорога способствовала образованию. По всей длине линии были открыты школы, где обучали путеобходчиков, семафористов, стрелочников и др. Однолетние школы железнодорожников были открыты в Карсаве, Даугавпилсе, Резекне и др. Можно сказать, что железная дорога дала Латгалии первые профессиональные училища. Резекненское железнодорожное училище находилось в Лиелие Гаранчи, чаще всего ее так и называли - железнодорожное училище Лиелие Гаранчи.

Мазие Гаранчи, Лиелие Гаранчи и Пискуновка раньше граничили с железной дорогой. Еще до 60-х годов 20-го века в официальных документах и прессе встречался топоним Пискуновка, позже уже была только улица Торня, улица Локомотивью города Резекне.

В конце улицы Торня есть водонапорная башня, которая уже не находится на территории города. Поскольку мы жили в районе, еще в 70-х годах 20-го века жители Лиелие Гаранчи собрали подписи и просили, чтобы от этой вышки к деревне проложили подачу питьевой воды.3 Дедушка сказал, что вода всегда пригодится, ее не бывает много.

На этом холме Пискуновки с одной стороны водонапорной башни дорога разветвляется и уходит на кладбище Лиелие Гаранчи, а с другой стороны выходит на территорию огородов и дач, где когда-то была аллея, плодовые сады и деревня Пискуновка.
Этот район я в детстве изъездил на своем первом велосипеде. Гора Пискуновка казалась мне огромной со стороны Лиелие Гаранчи. Даже сейчас у меня на ноге шрам, оставшийся после падения с велосипеда на песчаном изгибе у подножия этой горы.
Лиелие Гаранчи пережили Первую мировую войну необычным, весьма запоминающимся образом.

"Тысяча девятьсот пятнадцатый год, фронты тесно приблизились к Резекне. Тревожная атмосфера все больше густела в нашем городе. На проселочных дорогах, которые с южной и западной стороны вели в Резекне, вблизи деревень были размещены охранные посты, их сторожили старики и женщины.

Как-то ближе к вечеру женщины, охранявшие пост возле деревни Лиелие Гаранчи, были напуганы грозным ревом. [..] Перепуганные женщины заметили что-то массивное в сумеречном небе. Это с грохотом упало справа от деревни.

Вскоре к посту подошли четыре человека в странной одежде и кожаных головных уборах с очками на головах. В ту ночь старшей дежурного поста была молодая женщина из деревни Лиелие Гаранчи Досифея Галкина, сильная и смелая женщина. Вместе со своими помощниками она задерживала незнакомцев для установления личности. Выяснилось, что в тот вечер, возвращаясь с боевого задания, не смог долететь до своего аэродрома, и был вынужден приземлиться в Лиелие Гаранчи один из первенцев российской тяжелой авиации «Илья Муромец».4

Посмотреть на самолет сбежалось едва ли не половина Резекне. Его длина была 20 метров, а размах крыльев - 37 метров. Самолет потерпел крушение в Лиелие Гаранчи из-за того, что у него закончилось топливо. В результате падения сломалось шасси, через пару дней самолет отремонтировали и он улетел.
Если идти по дороге от водонапорной башни, то сначала будут дома Муравьева и Бурова, потом Касмач и Галкины. Когда я ходил утром в школу, иногда случалось идти с Виктором Галкиным, Игорем и Наташей Дуда, которые спешили в 4-ю среднюю школу.

Не знаю где, но во время Первой мировой войны какой-то военный аэродром в Резекне был. Вероятно, тот же самый, что видно на фотографии 1919 года, «где изображен военный комиссар Советской Латвии Карлис Петерсонс, который ждет на Резекненском аэродроме немецкий революционный самолет, доставляющий лекарства для В. И. Ленина». 5

По одну сторону нашего забора - старая дорога,6 по другую - новая дорога Резекне - Озолмуйжа. За новой дорогой лес, перед ним река, которая является границей нашей земли.
В Латгалии сотни рек и озер, каждое из которых имеет свое название, причем названия часто меняются со временем. Хотя лингвисты утверждают, что названия водоемов являются самыми древними и пришли к нам через туман веков, не хотелось бы это заключение абсолютизировать. Например, к северу от Даугавпилсской крепости находится озеро Шуню, которое на картах двухсотлетней давности имеет другое название - Шалта. Нынешнее озеро Лукна на старых картах - это озеро Дольный-Вишкю и т. д.

Вдоль моих родных Лиелие Гаранчи протекает река, которая сейчас обозначена на картах как Родупе. На старых картах он носит название Медянка, а на картах царских времен - Малая Режица.

В моем родовом доме гостили поэты Антон Кукойс,7 Освальд Кравалис, Оскар Сейкстс, Аустрис Калминьш, Последний также известен как доктор Астрон, автор космического фантастического романа «Избранные».8

С Аустрисом мы ходили по пешеходным мостикам, по которым можно было вдоль леса напрямик выйти к дому Лембика, сидели попеременно на камне посреди реки и читали друг другу стихи.

Антон Кукойс тоже читал свои стихи в Большой комнате, когда гостил у нас. Тогда это было обычным делом - если в компании есть поэт, он читает свои тексты! Если только поэты, то тем более, едва ли не обязательно! Помню, как Освальд Кравалис часами читал мне мои стихи, я ему тоже кое-что! Как читала мне свои стихи поэтесса Йо!9

Мой отец на нашем "жигуленке" уехал в Поторов и привез оттуда к нам домой вещи Освальда Кравалиса - покрывала, сотканные его матерью, колеса от телеги, посуду, книги и др. Освальд остался у нас на ночь, у моего отца не сладился с ним эмоциональный контакт и в основном он негативно отзывался об этом человеке.
Летом 1992 года со мной вместе сюда пришел геммолог Эдмунд Тукиш. Мне нужно было сказать родителям, что я иду в поход, переодеться и собрать вещи. Эдмунд не заходил внутрь, попросил ручную пилу и спилил у антоновки возле крыльца засохшие ветки. Это дерево было ближе всего к дому и входной двери.

Моя бабушка в день святого Илии повязывала тряпочки на этой яблоне - на месте, где от ствола отходят первые крупные ветви. Она считала, что это защитит дом от удара молнии и других несчастий. Там было много тряпокчек - старые никто не снимал, они были там, пока не истлевали от дождя и ветра.
Я был много раз бывал у Оскара, а Оскар у меня. Говорили. Писали. Ночевали. Моя мама обычно приносила нам еду на тарелках, примерно так же было у Оскара. Эти два места10 переплетаются много лет спустя в стихотворении, написанном Оскаром Сейкстом:

 


Nu tuospoš kanopkys

es īredzieju kūkus, tu bazneicu.

Pat i Vipingā saule

lāc trejs sekuņdis pyrma kai Garančūs.

 


Сейчас в Доме в Лиелие Гаранчи живет моя сестра с мужем и детьми. Хорошо, что по трубе поднимается дым, из колодца течет вода, растет картофель и спеют яблоки!


1. https://lpr.gov.lv/lv/2007/apbizuotuos-vitys/#.YRmDMy2mCf0 (skat.16.08.2021)

2. Моя сестра Инесе родилась в 1972 году.

3. Эта идея не была реализована.

4. Varslavāns A. Debesīs – „Iļja Muromietis" // „Znamja Truda", 20.08.1977.

5. Libermans I. Pa muzeja zālēm // „Ausma", 22.07.1960.

6. Называлась также Старая Рижская дорога.

7. С ним мой отец познакомился, когда оба работали в Калнайской восьмилетней школе.

8. Kalmiņš A. Izredzētie – Rīga: Avots, 1993.

9. Dibovska J. „Tovys acs kai meža azari” // „Latvijas Avīze", 14.04.2021.

10. Выпинга - это восточная окраина Резекне, а Лиелие Гаранчи - на западе, сразу за городом.

 

Komentāri

Lai pievienotu rakstam savu komentāru, nav jāsniedz personiska rakstura informācija. IP adrese, no kuras rakstīts komentārs, ir zināma tikai LL redakcijai un tā netiek izsniegta trešajām personām.

Redakcija izdzēsīs neētiskus un rupjus komentārus, kuri aizskar cilvēka cieņu un godu vai veicina rasu un nāciju naidu.