„Latgales Laiks” iznāk latviešu un krievu valodās visā Dienvidlatgalē un Sēlijā, „Latgales Laiks” latviešu valodā aptver Daugavpils pilsētu, Augšdaugavas novadu un apkārtējos novadus un pilsētas.
2024. gada 27. februāris
Otrdiena
Andra, Līva, Līvija
+6.8 °C
apmācies

Насколько защищен работник в случае, если работодатель ему задолжал?

Ivars Soikāns

Вероятно, в течение своей жизни многие не раз оказывались в ситуации, когда компания прекращала работу, а работодатель оставался своему работнику должен большую или маленькую оплату за проделанную работу. Часто в таких ситуациях, особенно если сумма долга невелика, люди опускают руки и вообще не обращаются в суд, поскольку осознают всю сложность и трудоемкость этого процесса. И если вы сами не обладаете необходимыми юридическими знаниями, вам придется потратиться на адвоката. Однако лишь немногие попытаются что-то предпринять, чтобы восстановить справедливость. Некоторые слышали что-то об обязательных отчислениях работодателей в Национальный гарантийный фонд, который затем можно было бы использовать для выплат работнику в случае необходимости. Но, как оказалось, существующий механизм далек от совершенства и не гарантирует, что сотрудникам будет выплачено то, что они заработали, если их работодатель этого не сделал. Это иллюстрирует недавний случай с женщиной, которая обратилась в газету «Латгалес Лайкс» и согласилась поделиться своим опытом о том, как работник в Латвии может добиться защиты своих прав и возврата денег. Учитывая пожелание женщины, газета не публикует ее имя.

– Как все это началось?

– В феврале 2020 года на своем рабочем месте в компании общественного питания я отработала положенное количество часов, но получила за свою работу лишь частичную оплату – около 33%. Мой работодатель объяснил ситуацию отсутствием денег, так как зимние месяцы на предприятиях общественного питания обычно являются так называемыми «пустыми», но пообещал, что оставшуюся сумму обязательно мне перечислит. За более чем четыре года работы это был первый случай, когда работникам не выплатили зарплату в полном объеме.

 

В первой половине следующего месяца у меня был больничный на две недели, потому что болел мой ребенок. Всего через несколько дней после моего возвращения на работу в стране были введены меры по снижению распространения коронавируса «Covid-19», что вынудило компанию приостановить свою деятельность. В конце марта по инициативе рабочих было созвано собрание, чтобы выяснить, как жить дальше, будет ли выплачиваться заработная плата или полагаются ли пособия «Covid-19». Работодатель объяснил, что компания соответствует критериям для получения выплат по этой программе, и добавил, что если с предприятием что-то случится, и оно прекратит свое существование, все равно работникам будут выплачены деньги, которые им причитались из грантового фонда после его закрытия.

– Что было дальше?

– С середины марта до 30 июня мы простаивали и получали пособия. Однако в начале июля, вероятно, не видя перспектив для будущего ресторана, член правления предприятия, которая сама по закону не могла получать зарплату за простой, решила поискать другого работодателя и предложила мне уволиться. Поскольку я работала в компании с момента ее основания, я отказалась и предложила уволить меня по статье 101(9) Закона о труде – уведомление работодателя в связи с сокращением штата. В этом случае работодатель должен был выплатить мне выходное пособие, а также невыплаченную зарплату и отпускные. На этих условиях работодатель отказался меня уволить.

Когда я попыталась связаться со своим работодателем позже, в середине июля, надеясь, что, возможно, за это время что-то изменилось и мне выплатят заработанное, я не получила ответа. 17 июля я обратилась к своему работодателю с просьбой выплатить мне причитающуюся зарплату. 19 августа получила письмо из почтового отделения, в котором говорилось, что с работодателем невозможно связаться по адресу регистрации.

– Что вы предприняли дальше?

– Видя, что дело не движется, в середине октября я обратилась в трудовую инспекцию с просьбой помочь мне разрешить ситуацию с невыплаченной зарплатой. Через несколько дней я получила письмо с решением из трудовой инспекции, в котором говорилось, что работодатель подлежит привлечению к ответственности в соответствии с Кодексом административного судопроизводства. Однако трудовая инспекция также не смогла связаться с моим работодателем.

Когда я поняла, что компания исчезла и мне нужно искать другую работу, я обратилась в Службу государственных доходов с просьбой уволить меня с работы. Моя просьба была удовлетворена, и я нашла другую работу.

Чтобы попытаться вернуть причитающиеся мне деньги, которые, тем не менее, были значительными и важными для моей семьи, я решила обратиться за помощью к адвокату. Он посоветовал мне подать иск и помог с его составлением.

В середине февраля 2021 года суд вынес решение, в котором постановил, что компания обязана выплатить мне заработную плату, отпускные и пособие по сокращению штатов на общую сумму более двух тысяч евро.

– Что вы сделали после получения приговора?

– Моему работодателю было дано определенное время, чтобы рассчитаться со мной. Когда этого не произошло, в апреле исполнительный лист был передан судебному приставу. Тот попытался взыскать с ответчика причитающуюся мне сумму в установленный законом срок, но безуспешно.

В середине сентября 2021 года я получила письмо уже от судебного исполнителя, в котором сообщалось, что на основании заявления другого кредитора о неплатежеспособности Латвийский регистр предприятий принял решение о ликвидации компании и посоветовал мне связаться с ликвидатором.

При контакте с человеком выяснилось, что это не ликвидатор, а один из кредиторов. Он объяснил, что я, как и он, могу предъявить свои требования ликвидатору в течение трех месяцев. Он не сказал мне, куда идти.

Поскольку я не знала, куда обратиться, и устала от всех этих нервотрепок в попытке вернуть свои заработанные средства, я начала терять надежду, что смогу чего-либо добиться. Однако после некоторых раздумий все же начала искать информацию в Интернете. Мне удалось найти контакты Службы контроля за неплатежеспособностью. Там мне удалось выяснить, кто является ликвидатором компании. Я связалась с ним, заполнила форму и подала свои требования в качестве кредитора.

– Получили ли вы что-нибудь в итоге?

– После более чем полутора лет попыток, только в марте этого года мне, наконец, выплатили чуть больше половины присужденной суммы.

Как объяснила Служба контроля за неплатежеспособностью, мне заплатили за период с 1 июля по 30 октября, когда фирма не занималась бизнесом и не уволила меня. Однако оставшаяся сумма должна быть взыскана с самой фирмы.

Но ликвидатор регулярно присылает мне отчеты, показывающие, что с компании нечего взять.

– Какой вывод мы можем сделать?

– Прежде всего, люди часто не знают, что делать в таких ситуациях, куда обратиться за помощью, проходя все эти мучительные дороги. Люди, которые сами не обладают необходимыми юридическими знаниями, также вынуждены тратить значительные дополнительные средства на адвокатов.

Как показывает мой случай, Национальный гарантийный фонд гарантирует, в лучшем случае, только часть того, что положено по закону. Если бы я ушла по собственному желанию, как мне предлагали, я бы не получила из Гарантийного фонда ни невыплаченную зарплату, ни пособие по сокращению штата, ни отпускные.

Мой пример также показывает, что если у работодателя хватило предусмотрительности вовремя переписать свои активы, ликвидатору нечего будет взыскать с него для возмещения причитающейся работнику заработной платы.

Кстати, как раз когда я собиралась обратиться в суд за взысканием долга, один осведомленный знакомый сказал мне, что вряд ли мне это удастся.

И в самом конце я хотела бы подчеркнуть, что предприятие общепита, которое задолжало мне, продолжает работать с тем же уровнем расчетливости. Разница лишь в том, что теперь формально им управляет другая компания с ограниченной ответственностью. Но настоящие владельцы – те же люди.