„Latgales Laiks” iznāk latviešu un krievu valodās visā Dienvidlatgalē un Sēlijā, „Latgales Laiks” latviešu valodā aptver Daugavpils pilsētu, Augšdaugavas novadu un apkārtējos novadus un pilsētas.
2024. gada 27. februāris
Otrdiena
Andra, Līva, Līvija
+6.2 °C
apmācies

Две страны — одна семья LV

Екатерина и Каспар Гейдуки — семья керамиков, которые вместе активно участвуют в симпозиумах и выставках. На таких мероприятиях они представляют две страны: Каспар — Латвию, а Екатерина — Белоруссию.


Связала керамика


Их имена, действительно, стоят рядом по алфавиту в списках участников различных керамических симпозиумов. Уже год, как они поженились, и керамиков с фамилией Гейдукс стало двое. А ведь этого могло и не случиться, если бы Катя однажды не прислушалась бы к себе и не выбрала другой путь. Дело в том, что по первому образованию она инженер-экономист. На таком — хорошем — образовании настаивали ее родители, несмотря на то, что творчество всегда привлекало Катю и она училась в художественной школе. Ей не была близка выбранная профессия, но Белорусский государственный университет информатики и радиоэлектроники в Минске она все-таки закончила. «На 2-м или 3-м курсе окончательно понимала, что это не мое, - рассказывает Катерина. - Много интересовалась искусством, ходила на выставки и т. д». После окончания университета в 2008 году работала не по специальности, а дизайнером мебели, и помимо этого много занималась абстрактной живописью в известной минской студии у художника Ришарда Мая. Работая дизайнером, Екатерина убедилась, что ей нужно более серьезное художественное образование, и она поступила в Белорусскую академию искусств.

Поступила на отделение керамики, потому что это направление давно ее привлекало. «Снимая в Минске квартиру, была поражена красотой художественной керамической посуды, которая стояла в сервантах хозяйки», - вспоминает Катя. Глубина, рельеф, формы, которые можно выразить в керамике, удивили и покорили ее. К тому же ее поразило, что в керамике можно показать такую близкую ей абстракцию. Учась в академии, она сразу начала участвовать в симпозиумах, сначала как волонтер, потом уже как профессиональный керамик. На одном из них она и познакомилась с Каспаром.

Сын Латвии


Около двух лет отношения молодых людей складывались на расстоянии, а чуть больше года назад Катя закончила академию и окончательно переехала в Латвию, тогда же они с Каспаром и поженились. Екатерина готовилась к переезду, учила язык, правда, столкнулась с некоторыми трудностями в этой области. «Курсы латышского языка в Минске есть, но их было нелегко совмещать с работой и учебой, - рассказывает Катя. - И довольно долго я искала репетитора». Именно с частным учителем она постепенно осваивала основы латышского языка. Еще в Белоруссии она прочла книгу Вилиса Лациса «Сын рыбака», которая ее тогда больше поразила, как художественное произведение, но, приехав в Латвию, она поняла, насколько эта книга точно показывает, кто такие латыши, их характер, любовь к своей стране и многое другое.

До Каспара у Екатерины не было опыта общения с латышами. Первое, что ее удивило, это спокойствие и уважение, которых она не видела в белорусах, особенно в мужчинах. Больше всего ее поражало отношение Каспара к женщине. «Наверное, это отчасти и вина самих белорусских женщин, но среди белорусов сложно найти мужчину, который мог бы так уважать женщину», - делится мнением Екатерина. В Латвии она еще раз убедилась, какие латыши спокойные и интеллигентные. «Может быть, таков круг знакомых Каспара, - говорит Катя. - Но в Латвии я еще не столкнулась с хамством или отсутствием у людей культуры». Свой нрав Катя тоже называет спокойным, и это объединяет их с Каспаром. Это помогает и в работе. Несмотря на то, что оба керамики, разногласий в семье мало. «Если и ругаемся, что происходит очень редко, то я перехожу на русский», - со смехом замечает Катерина.

На вопрос, в чем особенность отношений и семейной жизни с белорусской женщиной, Каспар отвечает, что в любых отношениях не стоит разделять людей по национальности, по цвету кожи, сексуальной ориентации или по какому-нибудь другому признаку. «Для любви вообще нет никаких преград и ограничений», - говорит он.

Желание интегрироваться


Сейчас, чтобы вместе с мужем жить и творить в Латвии, Екатерина оформляет вид на жительство, который действует 1 год. Бюрократические проволочки - большой минус как одной, так и другой страны. «В Латвии можно все оформить быстрее, но это очень дорого», - говорит Катя. Из-за этого ей сразу после свадьбы пришлось ехать в Белоруссию, чтобы поменять паспорт и оформить вид на жительство. Это было намного дешевле, но заняло около трех месяцев.

На родину она ездит редко, в первую очередь, из-за занятости, во вторую — из-за желания быстрее овладеть языком и интегрироваться. «Не могу сказать, что мне не хватает общения с родственниками и друзьями из Белоруссии, тем более, что сейчас это не проблема — есть телефоны и интернет», - считает Катя. Она уже сдала экзамен по латышскому языку на первую категорию — А1. Но это не предел, ее разговорный язык, считает она, уже позволяет сдать и на категорию В. «Сложнее всего с письменным языком, но я стараюсь освоить и его», - говорит она. Основной ее учитель и помощник, конечно, Каспар. Он считает, что его методика проста — общаться в семье на латышском языке: «Я считаю, что интеллигентный человек обязан знать язык страны, в которой он живет, он должен понимать, что говорят, а также уметь читать и писать". Он гордится тем, что его жена самостоятельно изучает язык и достигла больших успехов. Но Катя рассказывает еще про одну методику, которую ввел Каспар, (он так в свое время изучал английский): каждое новое латышское слово супругами совместно тщательно разбирается — с чем оно сочетается, как изменяется и т .д.

Теперь Екатерина уже даже понимает и латгальский язык - его больше всего приходится слышать от бабушки Каспара. Ей этот язык напоминает трасянку — смесь белорусского, польского и русского, эту речь она часто слышала на родине. В Белоруссии Екатерина родилась и выросла в городке Береза Брестской области.


Катя, Катерина, Катрина

Сравнивая Латвию и Белоруссию, у Кати появляется двоякое ощущение. Вроде бы ей кажется, что в Белоруссии больше натуральных продуктов, материалов и т. д. Например, льняные ткани для дома или мыло ручной работы она привозит только с родины. Только оттуда она теперь привозит и семена. «В прошлом году вырастили помидоры из латвийских семян, так они выросли уже как «магазинные», какие-то генномодифицированные, безвкусные», - рассказывает Екатерина. Урожай же этого года, из белорусских семян, по ее мнению, совсем другой - «настоящий» и вкусный. При этом качество продуктов в Латвии, отмечает Катя, намного выше. Точнее, в их качестве более уверен, особенно если на упаковке стоит специальный значок. «Как и где, с применением чего, сделано большинство белорусских продуктов, неизвестно, - говорит Катя. - Покупая их, я не уверена, что они мне не навредят».

«Меня в Латвии устраивает все, - замечает Екатерина. - Особенно, люди и природа». Единственное, в чем Латвия проигрывает ее родине, так это высокие цены. Еще Екатерине очень нравится, что латвийцы намного ближе к природе. В Белоруссии люди такими становятся, по ее мнению, только в старости: «Нет ничего зазорного в Латвии, если молодые люди собирают и сушат травы, а затем делают из них чай, или выращивают сами овощи и т. д. В Белоруссии же это совершенно непопулярно и не распространено среди молодежи». К тому же в Латвии Кате проще, потому что она вегетарианка, а здесь, в отличие от Белоруссии, ассортимент специальных продуктов намного шире. «А вообще, наши страны - соседи и резких различий нет, наверное поэтому нравится здесь жить, - замечает Екатерина. - Даже белорусские драники, которые я люблю готовить, в Латвии почти национальное блюдо».

В белорусском паспорте Кати 3 имени: на русском — Екатерина, на белорусском — Кацярина и еще есть вариант имени на английском. В Латвии у нее появилось еще одно имя. Каспар зовет ее на латышский манер - Катрина. Этот вариант ей нравится больше всего и, скорее всего, именно это имя появится однажды в ее новом, уже латышском, паспорте.