„Latgales Laiks” iznāk latviešu un krievu valodās visā Dienvidlatgalē un Sēlijā, „Latgales Laiks” latviešu valodā aptver Daugavpils pilsētu, Augšdaugavas novadu un apkārtējos novadus un pilsētas.
2024. gada 13. jūnijs
Ceturtdiena
Ainārs, Uva, Zigfrīds
+7.8 °C
skaidrs laiks

Георгий Сорокин: Главная цель - не потребление, а хорошо выполненная работа

Многолетний ведущий сотрудник Даугавпилсского завода приводных цепей и завода приводных цепей "Ditton" Георгий Сорокин один из 4-х жителей Даугавпилса, которому в этом году присвоена награда самоуправления "Жизненный вклад". Чтобы узнать, каким был его путь к одной из высших наград самоуправления, "Латгалес Лайкс" побеседовала с Георгием Сорокиным.

Как все начиналось?

- Моя мама родилась в Нидеркунах, а отец в Дукште, в Литве, оба были староверами. Вместе с 4 детьми мама приехала к моему деду в Даугавпилс из Лиды Гродненского округа, который до 1940 года был в составе Польши, в 1945 году. Старшей сестре на тот момент было 20, а мне 6 лет, средней сестре и брату - 11 и 8 лет. Несмотря на тяжелое послевоенное время, мать, у которой было только 4 класса образования, старалась, чтобы ее дети получили хорошее образование. В результате мы с братом окончили Железнодорожный техникум, а сестра - Даугавпилсский педагогический институт.

Выбрал учебу в техникуме, потому что там платили стипендию, и понимал, что после его окончания в 19 лет у меня уже будет профессия и смогут уже что-то делать.

После окончания техникума в 1957 году хотел уехать работать подальше от дома - в Хабаровск, где строилась Байкало-Амурская магистраль. Однако получил отказ и пришлось отправляться на работу на Северную железную дорогу, центр которой был в Ярославле, в России. Затем была служба в Советской армии - 3 года. После службы вернулся в Даугавпилс, потому что работать и жить в небольшом городке Данилове не хотелось. У меня был совсем другой менталитет, и я привык совершенно к другому образу жизни. В этом городке единственным условно связанным с культурной жизнью мероприятием был вечер танцев, который часто заканчивался основательной потасовкой. Драки здесь не считались чем-то из ряда вон выходящим, таким был привычный для молодежи стиль жизни.

Как оказались на заводе приводных цепей в Даугавпилсе?

- В то время найти работу в городе было очень сложно, и, чтобы заработать на проживание, по ночам приходилось разгружать железнодорожные вагоны. После нескольких месяцев на разных работах, 1 июня 1961 года нашел очень грязную и плохо оплачиваемую работу в инструментальном цеху "Завода мото вело цепей". Поскольку имел образование техникума, вскоре мне предложили должность шлифовальщика, а затем нормировщика. Затем следовала работа мастера. Понял, что нужно учиться, и поступил в Рижский политехнический институт на факультет металлообработки. Сначала учился на вечерней смене, затем заочно, но понял, что более глубокие знания можно получить на очном обучении, последние 2 курса проучился в Риге. Чтобы заработать деньги на проживание в столице, устроился работать на Вагоностроительный завод маляром, затем технологом.

Таким образом можно сказать, что 2 года я был богатым студентом, поскольку получал повышенную стипендию от завода и на полную ставку работал технологом. В Риге нравилась культурная жизнь, в выходные часто посещал театр, впервые в живую увидел популярного тогда актера Иннокентия Смоктуновского. Приезжая домой, часто ходил на лыжах. Окончание вуза тоже решил отпраздновать своеобразно - отправился на месяц в лыжный поход по Карпатам.

После учебы, вернувшись на завод, мне предложили должность начальника цеха. Отвечал почти за все - чтобы крыша не протекала, чтобы не было сквозняков, все оборудование работало, инструмента хватало, чтобы брака было меньше. Затем следовала работа заместителем главного механика предприятия. Закономерно, что следующая должность была главным механиком, углубленно ознакомился с работой всех техников. Год спустя стал главным механиком и проработал на этой должности 10 лет, после этого 10 лет был главным инженером завода, а затем 10 лет - его директором.


Наверняка за вашу долгую карьеру был не один курьезный случай?

- Помню, в 1991 году на предприятии ждали визита министра промышленности и энергетики Айвара Миллера. На тот момент Латвия уже вернула независимость, а напротив здания предприятия на постаменте по-прежнему стоял бронзовый бюст Ленина.

Позвонил одному из своих подчиненных и попросил его ночью, около 2-3 часов, приехать на завод и снять с постамента бюст Ленина. Он согласился выполнить просьбу.

Утром на следующий день проснулся беспокойным, решил приехать на завод раньше обычного, чтобы проверить, как подчиненный выполнил мое поручение. Смотрю, все в порядке, бюста Ленина на постаменте нет. Пошел к правлению предприятия, открыл дверь и к огромному своему удивлению вижу бюст Ленина в середине зала. Хорошо, что он не был слишком тяжелым и я затолкал его в угол в гардеробе.

Какие моменты в карьере были самыми сложными?

- После долгого разговора с министром тогдашний директор предприятия Александр Карев вышел из кабинета и сообщил, что больше не является руководителем предприятия. Никто из 10 претендентов, к которым обращались, не соглашался стать директором предприятия, потому что договоры были расторгнуты, заказов не было, и не было ясности, как обеспечить работу предприятия, занятость 3000 человек и зарплаты.

На тот момент в России тоже встали предприятия, закупавшие продукцию Даугавпилсского завода приводных цепей. Остановилось и наше отечественное предприятие "Sarkanā zvaigzne" ("Красная звезда"), предприятие в Шауляе, в Литве, предприятия во Львове и Харькове на Украине. В этот сложный период руководство предприятия было доверено мне. Пусть это было тяжелое, но интересное время, потому что многого удалось достичь.

Государство тогда не интересовалось предприятиями. Чтобы не допустить остановки производства и обеспечить заказы, поехали в Россию, встречались с руководителями разных предприятий, заключали договоры на поставку цепей, добились того, что правительство разрешило нам закупать в России сырье - металл. Параллельно начали активно сотрудничать с предприятиями в Германии. В результате работу предприятия удалось стабилизировать.

Еще один тяжелый этап в работе был в 1986 году, когда не допустили размещения на предприятии устаревшего оборудования, на котором производилась продукция для военных нужд. Пришлось много ездить по командировкам и оперативно принимать решения. В тот год в разъездах провел 125 дней.

Как проходила приватизация предприятия?

- С наступлениям приватизации пришлось освободиться ото всех побочных структур, которые не приносили прибыли предприятию. Принимая во внимание неудачную приватизацию "DauER" и Даугавпилсского завода химволокна, когда предприятия оказались в руках иностранных владельцев и обанкротились, выступали за то, чтобы владельцами Даугавпилсского завода приводных цепей стали жители Латвии.

Велись переговоры с разными предпринимателями, в том числе представителями печально известной "Pārdaugava". В результате нас приватизировал Балтийский транзитный банк. Предприятию повезло, что его первыми владельцами не стали так называемые "новые русские", которые сразу же хотели стать богатыми капиталистами. Более-менее удалось сохранить количество работающих на предприятии.

К сожалению, когда у банка сменились владельцы, они начали избавляться от некоторого имущества, и предприятие оказалось в руках его нынешних владельцев. К сожалению, с течением времени завод растерял многих высоко квалифицированных работников, так называемый "человеческий капитал" - инженеров, технологов, слесарей, токарей, фрезеровщиков и др. Вместе с этим снизилась и его конкурентоспособность.


Чем остались довольны?

- Уже 60 лет я связан с одним предприятием. 40 из них на нем активно работал, а последние 20 лет исполнял обязанности заместителя председателя совета. С самой низкооплачиваемой и грязной работы я вырос до лучше всего оплачиваемой должности руководителя предприятия. За это время удалось основательно поднять потенциал предприятия и человеческих ресурсов, чему я очень рад.

В свое время я получил премию Совета министров Латвийской ССР. Некоторые награды получил после восстановления независимости Латвии. Хорошо и честно работать человек может при любой власти.


Что для вас означает награда "Жизненный вклад"?

- Когда получил награду "Жизненный вклад" и денежную премию, пригласил в гости близких людей, родственников, друзей, представителей более молодого поколения, показал им свои награды, полученные как в советское время, так и в независимой Латвии, и сказал, что главная цель - не потребление, а хорошо выполненная работа. Сегодня многие об этом забыли.

Когда был еще маленьким, мама будила меня рано утром и велела вывешивать государственный флаг. Так она учила меня любить страну, в которой я живу. Считаю, если не любишь страну, в которой живешь, уезжай.

В думе, когда осматривал галерею Почетных даугавпилчан, меня удивило, что среди них есть спортсмены, учителя и врачи, но почти нет производителей - людей, зарабатывавших для города деньги. Считаю, что в Даугавпилсе есть люди, которые больше заслуживают быть в этой галерее почетных даугавпилчан, чем некоторые из тех, что там уже есть.

Также толком не понятно, какая из наград - "Почетный даугавпилчанин" или "Жизненный вклад" ценнее. "Почетный даугавпилчанин" звучит более гордо, а выплачиваемая денежная премия больше за награду "Жизненный вклад".

P.S. С 1997 года Георгий Сорокин является постоянным читателем "Латгалес Лайкс". "В моем понимании "Латгалес Лайкс" - одна из наименее политизированных, наиболее объективных и разносторонних даугавпилсских СМИ", - считает Г. Сорокин.