Mūs lasa Daugavpils, Ilūkstes, Preiļu, Krāslavas, Dagdas, Aglonas, Līvānu un citās pilsētās un novados
2021. gada 16. janvāris
Sestdiena
Lida, Lidija
-16.1 °C
apmācies

Резекне и окрестности - История 1-ая: Знаменитая Пятерочка

Резекне и окрестности

52 истории

История 1-ая: Знаменитая Пятерочка


Есть улицы, олицетворяющие историю. Это как капля воды, если смотреть в нее внимательно, можно увидеть океан. Одна из таких улиц есть в Резекне, прямо напротив Старого рынка.

Букмуйжас переименовали в Эзерниеку в декабре 1939 года, Букмуйжская улица в Резекне не прижилась.

Все улицы начинаются с номера 1. Обычно это первое здание на левой стороне улицы.

В начале улицы Букмуйжас были самые посещаемые и доходные учреждения - магазины, гостиницы, трактиры. Недалеко расположены костел и синагоги, рыночная площадь с постоянными лавками и местом для приезжающих, тюрьма. Если продавалось или покупалось что-то существенное, то сделку обязательно нужно было "обмыть" - выпить магарыч. Здесь торчали нищие, ссорились пропойцы, бродили женщины легкого поведения. Эпицентром такой разгульной жизни и социализации было здание №5 на улице Букмуйжас.

Так называемая Пятерочка - это было четыре в одном - магазин, где можно было купить съестное, буфет, постоялый двор и место жительства. Во времена Улманиса владельцы и съемщики помещений этого здания менялись очень часто.

Жить в этом доме было нелегко. Летом 1936 года у Ермолая Большакова, обитавшего на ул. Букмуйжас, 5, обокрали квартиру. "Украдены штаны стоимостью 37 латов и велосипед из коридора стоимостью 240 латов. Виновным в краже признан некто Кулаков, который сдал украденные штаны на перекрой портному".1 Шикарные штаны, дорогой велосипед!

Судья Николай Кориц 7 декабря 1936 года признал виновной и оштрафовал Просковью Большакову на 15 латов (в случае неуплаты 5 дней ареста) за беспорядок в ее магазине общественного питания в Резекне на ул. Букмуйжас, 5.2 За несоблюдение чистоты в те времена штрафовали многих - в тот же самый день тот же судья, например, оштрафовал Яниса Шагинса за несоблюдение должной чистоты в своем трактире на ул. Букмуйжас, 10.

Немец Николай Кориц заслужил в Резекне репутацию строгого, но справедливого стража порядка. Он родился в Даугавпилсе, но в октябре 1939 года ему вместе с семьей пришлось репатриироваться.3 Если хотите поподробнее узнать об этом эпизоде истории Латвии, стоит прочесть роман Гунарса Яновского "До невозвращения" (Gunars Janovskis "Uz neatgriešanos").

Улица Букмуйжас в те времена была своего рода границей - сразу внизу начиналась Америка. Антона Варславана больше знаем как работника театра, но непреходящую ценность имеют его детальные, яркие воспоминания об истории Резекне. "Здесь расположены улицы, неизвестно почему названные Первой и Второй Солдатской (сейчас улицы Баускас и Кулдигас), а также улицы Янополес и Угунсдзесею (Чкалова и Тынянова). Их населяли бедные, и, очевидно, сродни нью-йоркскому Гарлему, эту часть города называли Америкой. В "Америке" царила непроходимая грязь, нечистоты",4 - пишет он в 1975 году.

Во времена царя и свободного государства, так называемые партийные, улицу Букмуйжас называли Янополес, в советские годы - Валерия Чкалова (рассказ про винно-водочную на Чкаловской будет в другой раз!). До сих пор еще есть люди, которые помнят Чкаловский райончик, но никогда в жизни не встречал человека, который, рассказывая о географии Резекне, так, по-бытовому, не использовал обозначение "Америка".

Улица Букмуйжас входила в эту Америку, была ее верхней границей. Нижней границей была улица Плейкшню, нынешняя Андрея Упитиса.5 И вот, жители Америки любили и уважали самую респектабельную улицу своей республики. И как же без стопочки в Пятерочке!

Не удивительно, что сюда заезжал сам Эдуард - купить Краковской колбасы или медленно попить пива. Сколько тут идти, 2 минуты! Эдуард Веверс во второй половине 30-х годов был начальником Резекненской тюрьмы.6 В те времена тюрьма высокой стеной граничила с торговой площадью, с такой площадкой со стороны храма, состояла из нескольких корпусов и этажей - здесь сидели люди из Балтинавы, Андрупене.

Из Пятерочки тоже многих конвоировали через улицу 15 мая (теперь - Латгалес). Если повезет, можно было получить камеры на 2-м этаже и смотреть на рынок. На высокие башни храма. Или на шалопаев и строгих учительниц, сновавших в дверях 1-й латышской основной школы (сейчас - Католическая средняя школа; для памятной плиты Владиславу Рубулису возле этих дверей самое лучшее место!).

В пятницу, 15 июля 1938 года около 6000 человек собрались на кирмаш Петрова дня. Старый город Резекне кипел и копошился. По старому стилю Петров день был 12 июля, ярмарка обычно была в ближайшую следующую пятницу, поскольку в субботу был шаббат и еврейские лавки не работали, а воскресенье был тихим днем у христиан.

На это грандиозное мероприятие приехал житель деревни Ивушки, 27-летний Куприан Абаев. Встретил знакомых, выпили, поссорились. И во дворе магазина-чайной Большакова на ул. Букмуйжас, 5, его закололи. Несколькими ударами ножа в область сердца. Вроде как из-за 1 лата. "На месте происшествия собралось около 2000 человек".7

Махание ножами, тростями и кнутами в Пятерочке было делом привычным. И не только.

"В Резекненскую полицию поступили сведения, что в магазине "Lietavieša ēdieni" на ул. Букмуйжас, 5, торгуют оружием. В магазине полиция удивила нескольких человек. 19-летняя Фацина Семенова сдала стражам порядка купленный револьвер и 24 патрона. С. Объяснила, что в магазине к ней подошел незнакомый мужчина и передал написанную соседом записку, где тот просил заплатить чужаку 41 лат и взять револьвер с патронами. Оружие принадлежало 36-летнему Алоизу Струцкому, который хранил его тайно. Струцкий уже был осужден на 1 год и 10 месяцев в Доме переобучения за кражу денег. Семенова, желая помочь своему соседу, сама оказалась в неприятностях".8

Затем солдаты разных чужих властей заполонили улицы Резекне. Ужасы войны были не единственными, к ним добавились и другие напасти. На стыке 1941-1942 годов в Резекне и окрестностях начала распространяться эпидемия тифа.

Даугавпилсский или Латгальский комиссар серьезно взялся за борьбу с этой хворобой. "Чтобы предотвратить распространение болезни, запрещен въезд и выезд в Резекненский округ из других округов, в связи с этим главные дороги заблокированы и выставлены полицейские посты. Пересекать границы округа разрешено только со специальными пропусками резидента Даугавпилсского округа. Запрещено предоставлять ночлег проезжающим мимо людям и вообще чужим людям. Публичные посещения во всех учреждениях ограничены до минимума. Жителям приказано не собираться вместе, а жить каждому в своем доме. В местах, где есть опасность заболевания, должностные лица должны разместить соответствующие распоряжения на немецком, латышском и в случае необходимости польском языках. Вход и пребывание в указанных местах запрещены, о случаях заболевания незамедлительно сообщать окружному врачу по телефону".9 В этом же сообщении указано, как действовать возницам, и то, в каком порядке им предоставляется ночлег на ул. Букмуйжас, 5.

Что происходило на ул. Букмуйжас, 5, двумя годами ранее? Точных сведений нет, но вряд ли это здание было изолированным островком и осталось вне национализаций, депортаций и холокоста. Этот микрорайон сильно пострадал в апреле-июле 1944 года, это можно увидеть на фотографиях, где отображены разные пепелища и развалины, а на заднем плане - нетронутый храм.

Война закончилась… На рынке обжились спекулянты и карманники, в округе пели и нищенствовали инвалиды войны. Вместо нынешнего автовокзала была волейбольная площадка, рядом общежития, а напротив рынка - средняя школа. Там жили, там учились мой отец Никодем и его младший брат Валентин.

Резекненская тюрьма закрылась в конце 50-х годов - здание было перестроено, в бывших камерах разместились металлообрабатывающие мастерские Промышленного комбината.

Началась централизация и оптимизация, такие маленькие тюрьмы уже не были нужны.


1. Rēzekne // „Latgales Vēstnesis", 30.06.1936.

2. Rēzeknes 2. iec. miertiesnesis // „Valdības Vēstnesis", 15.12.1936.

3. Rēzekni atstās vācu tautības ārsti un tirgotāji // „Rīts", 17.10.1939.

4. Varslavāns A. Cīņā pret „sarkano gaili”. Rēzeknes ugunsdrošības apsardzei – 100 gadu // „Znamja Truda", 21.06.1975.

5. Чем больше вниз, тем больше Америка! Именно теперешняя улица Андрея Упитиса и ее окрестности были той настоящей Резекненской Америкой. Здесь жило много бедных евреев, в конце 19-го века они начали массово эмигрировать в США. Возможно, именно потому в те времена к этому месту прилипло такое название.

6. Когда осенью 1924 года из Даугавпилсской тюрьмы сбежали осужденные на смерть япончики, начальника той тюрьмы Фрициса Зариньша понизили в звании и перевели в начальники Резекненской тюрьмы.

7. Izrēķināšanās Rēzeknes gadatirgū // „Jaunākās Ziņas", 16.07.1938.

8. Ēdienu veikala tirgojas ar ieročiem // „Jaunākās Ziņas", 16.04.1940.

9. Visu Rēzeknes apriņķa pagastu un pilsētu vecākiem // „Rēzeknes Ziņas", 17.01.1942.

Komentāri

Lai pievienotu rakstam savu komentāru, nav jāsniedz personiska rakstura informācija. IP adrese, no kuras rakstīts komentārs, ir zināma tikai LL redakcijai un tā netiek izsniegta trešajām personām.

Redakcija izdzēsīs neētiskus un rupjus komentārus, kuri aizskar cilvēka cieņu un godu vai veicina rasu un nāciju naidu.