„Latgales Laiks” iznāk latviešu un krievu valodās visā Dienvidlatgalē un Sēlijā, „Latgales Laiks” latviešu valodā aptver Daugavpils pilsētu, Augšdaugavas novadu un apkārtējos novadus un pilsētas.
2024. gada 19. aprīlis
Piektdiena
Fanija, Vēsma
+4.0 °C
apmācies

Янис Богданс: "Я не унизил ни одного преступника"

В марте этого года жителю Даугавпилса Янису Богдансу, в прошлом заслуженному милиционеру и прокурору, а ныне уважаемому пенсионеру и заядлому футболисту, исполнилось 85 лет. Трудно поверить, что этот спокойный, уравновешенный и крайне вежливый человек когда-то ловил самых отъявленных преступников, вел по их злодеяниям следствие и выносил обвинительные заключения, отправлявшие нарушителей на нары.


Время было страшное


Родился Янис в деревне Юрджи Наутренской волости в то время Резекненского района в крестьянской семье, в которой вместе с ним росли 5 братьев и сестра. В настоящее время в живых помимо Яниса остался лишь его 87-летний брат Андрис. Он живет в Огрском крае и часто созванивается со своим родственником.

Семья Богдансов по тем временам считалась зажиточной: они имели 23 га земли, 6 дойных коров, 2 лошади, не считая мелкой животины и прочего хозяйства. "Но когда нас силой загнали в колхоз, мы в один миг стали нищими. Разрешили иметь только одну свинью и 2 овцы. Ничего хорошего про то время я сказать не могу - оно было страшным. Налоги были большими, денег не получали, вместо них в зачет шли трудодни, на один из них можно было получить лишь килограмм зерна. И это при нашей большой семье! Мы не жили, а выживали", - рассказывает Янис Богданс.


Он вспоминает, что люди идти в колхоз не хотели, их туда "волокли" под ружьем. Отца Антона за упрямство поставили к стенке, перед ним с пистолетом в руке бегал какой-то то ли партийный функционер, то ли чекист. Специальная бригада ездила по деревням и в отношении не желающих облагодетельствоваться вступлением в сельскую коммуну чинила физическую расправу. Такая участь постигла старшего брата Константина, которого вывели во двор собственного хутора и жестоко избили.

После окончания семилетки Янис поступил в Резекненское педагогическое училище, где в течение 4-х лет приобретал специальность учителя начальных классов. Однако поработать в этом качестве он не успел, так как осенью 1955-го года молодого педагога призвали в армию. Служил Янис в латышской дивизии в сержантской школе в Риге. После демобилизации в августе 1958 года он хотел вернуться в ВУЗ, чтобы продолжить образование по-специальности, но ему неожиданно предложили Даугавпилсскую школу милиции: "Смысл в этом был, и моральный, и материальный. С одной стороны, людей защищать от хулиганов, с другой, в школе бесплатно кормили, одевали, предоставляли общежитие и по тем временам платили неплохую стипендию - 400 рублей".

Его служба и опасна и трудна

После школы Яниса Богданса в 1960-м году направили работать оперуполномоченным уголовного розыска. В этом качестве он трудился 5 лет, но, решив, что данные милицейские функции у него особого стимула к службе не вызывают, в 1965-м году перешел в следователи и заодно поступил на обучение в Высшую школу МВД Латвии. После ее окончания в 1974 году Янис начал работу в качестве следователя отдела Даугавпилсской городской милиции, и спустя некоторое время - в 1980 году - перспективного милиционера назначают заместителем начальника милиции районного отдела.


В этой должности он прослужил до 1990 года, после чего в звании подполковника был демобилизован. Осенью этого же года Янис Богданс поступил на работу в прокуратуру Даугавпилсского района: "Спустя некоторое время стали происходить известные события: путч, развал СССР, словом, - полная неразбериха, а также начала формироваться латвийская прокуратура. Работать было некому, больше года я был сам себе и начальником, и исполнителем. Позже подобрал себе хороших специалистов и работал с ними вплоть до ухода на пенсию в 2001-м году".

Однако сидеть со своими сверстниками во дворе на лавочке Янис Антонович не стал - не в его характере. Ему предложили возглавить военную прокуратуру, и он согласился. Но пришло время, когда и здесь его служба закончилась, и Янис Богданс с чистой совестью и осознанием честно выполненного долга ушел на заслуженный отдых.

Перелистывая в памяти страницы уголовных дел, по которым он вел дознание, он вспоминает одно из них. Это была серия убийств пожилых людей, совершенная в начале 90-х в Науенской волости на хуторах группой преступников. "Я вел следствие по этому делу. Не буду вдаваться в его подробности, но, учитывая, мой большой опыт работы в качестве следователя - как-никак 10 лет, мне удалось довести дело до суда, причем, с таким объемом доказательств, что суд не колеблясь вынес главарю высшую меру наказания". Однако наложенный на смертную казнь мораторий тогда помог злодею спасти свою жизнь. Сейчас он отсиживается в тюрьме.

За долголетнюю и образцовую службу и работу Янис Богданс награжден именными часами Генерального прокурора Латвии.

Спорт в его жизни

Пенсионер считает, что лишь благодаря спорту он находится в прекрасной физической форме. Одно лишь рукопожатие Яниса Антоновича, подобное железным тискам, чего стоит. Если в школьные годы это была физподготовка, лыжи и бег, то серьезно заниматься спортом Янис начал с 1951 года, когда на протяжении нескольких лет в составе сборной защищал честь Резекне на первенстве Латгальской зоны по волейболу, а в Даугавпилсе играл за сборную города. Команда Даугавпилсской милиции, возглавляемая Янисом Богдансом, дважды выигрывала первенство милиции Латвии и даже успешно участвовала во Всесоюзном первенстве в Петрозаводске и Перми.

Позже Янис приобщился к милицейскому биатлону, в программу которого входил бег на лыжах на дистанции 5 км и стрельба 5-ю патронами, но не из спортивного оружия, а из служебного пистолета, что намного сложнее. По этому виду спорта команда даугавпилсских милиционеров также неоднократно выигрывала первенство Латвии в системе МВД. Поэтому неудивительно, что спортсмен имеет разряды по многим видам спорта, многочисленные призы и грамоты.

А потом в жизни милиционера в 1986 году неожиданно появился футбол, как выяснилось, всерьез и надолго, в который он играет до сих пор, причем по строжайшему распорядку: один раз в неделю по воскресеньям.

Кстати, члены команды характеризуют Яниса Антоновича как очень неудобного игрока, объясняя это тем, что, в силу возраста, не имея возможности носиться по полю словно метеор, то есть влиять на стратегию игры в целом, в тактическом плане он создает для противника проблемы, не давая ему возможности даже близко подступиться к мячу.


Янис Антонович интересуется всеми важнейшими соревнованиями мирового уровня по этому виду спорта, не забывая при этом и про отечественный футбол.


"Бывшие" благодарили и предупреждали...


За долгие годы службы в системе МВД и прокуратуре Янису Богдансу довелось расследовать и довести до суда множество уголовных дел. На вопрос, встречались ли правонарушители, чьи личности вызывали сочувствие или хотя бы понимание мотивов совершения ими правонарушений, он отвечает так: "Я не имел на это права. Никогда не ставил себя на место подследственного и не мыслил его категориями. Но даже самых отъявленных никогда не унижал и не оскорблял, всегда корректно объясняя, что, мол, ты сделал то-то и тебе грозит за это такой-то срок. Словом, действовал в рамках Закона. Единственно, кого мне было по-человечески жаль, это, по понятным причинам, лиц, совершивших ДТП".

О его авторитете не только среди коллег по работе, но даже у людей, по преступлениям которых он вел следствие, говорит то, что выйдя на свободу и встретив своего, казалось бы, противника, они благодарили его за честность, порядочность и объективность. "Бывало, в ресторане ко мне походил официант и, принося бутылку коньяку, говорил, что это вам от того столика, за которым я потом узнавал своих, так сказать, "клиентов". Было время, когда я нигде не мог показаться незамеченным. Ко мне часто подходили на улице или в другом месте и благодарили. Получается, я их сажал, а они мне за это говорили спасибо", - рассказывает бывший следователь и прокурор.


Он вспоминает и другую "поддержку" от некоторых своих бывших коллег по цеху. В смутные 90-е во времена развала СССР и обретения Латвией независимости наступил период, когда было непонятно в чью сторону качнется маятник. Янис Антонович в то время приступил к формированию национальной прокуратуры и, делая свое дело, ни на что не обращал внимания, по поводу чего одна знакомая следователь, по всему симпатизировавшая "союзной" власти, сказала ему: "Янис, в Сибири зима рано начинается. Так что, дорогой, готовь теплые носки и свитер...".

За долгие годы службы и работы ему предлагали и взятки, порой, пачками купюр, старались "решить" дела в свою пользу иными методами и способами, но Янис Богданс всегда был неподкупен и честен и корректно отвергал любые попытки подкупа.


О семье, музыке и латгальской душе


Со своей будущей женой Галиной Яниса познакомил его коллега по работе, супруга которого дружила с будущей спутницей жизни нашего героя: "Эти события происходили в Даугавпилсе. Год мы встречались, "присматриваясь" друг к другу, и лишь когда убедились, что "дело пойдет", подали заявление в ЗаГС". Супруги родили и воспитали двух дочерей и сына Артура, который, к сожалению, умер несколько лет тому назад. У дочери Светланы, которая живет в Пскове, 2 сына - Алексей и Андрей, другая дочь Инта находится в Даугавпилсе, у нее две дочери - Агрита и Лорета. А еще у Яниса Богданса 3 внучки и 2 внука.


Себя пенсионер и спортсмен называет чистокровным латгальцем, чем очень гордится: "Мы жили в краю, где кроме этого языка никакого другого не слышали. Поэтому рад, что отношусь к данному национальному этносу".

Янис Богданс очень уравновешенный и даже флегматичный человек. Как ему это удается? "В минуты нервного и психологического напряжения надо включать в работу мозг и не давать шалить нервам. Но я ведь тоже человек. Поэтому в сложных ситуациях стараюсь шутить, чтобы разрядить ситуацию", - говорит Я. Богданс.


В какие время жилось лучше? На этот вопрос собеседник отвечает философски, как человек, прошедший сквозь целый пласт самых разных периодов: "В 50-е годы жизнь на селе была сравнима с рабской на плантациях. Но тогда мы жили надеждой на лучшую жизнь. Сейчас все есть, но нет уверенности в будущем и цели, к которой могли бы стремиться. Как в той песне - "У каждого мгновенья свой резон...".


Есть у Яниса Антоновича еще одно увлечение. Он прекрасно играет на баяне и гармошке и поет русские и латышские песни: "В школе милиции в клубе был аккордеон, на котором я учился. Потом на заработанные деньги купил сначала гармошку хромку, а потом и аккордеон. Но сейчас играю очень редко. Не то настроение".


...Мы не могли долго беседовать, так как Янису Богдансу надо было психологически настроиться на завтрашнюю игру в футбол. Своему правилу - не пропускать ни одной тренировки - он на протяжении 35 лет изменять не собирался.