Mūs lasa Daugavpils, Ilūkstes, Preiļu, Krāslavas, Dagdas, Aglonas, Līvānu un citās pilsētās un novados
2021. gada 19. jūnijs
Sestdiena
Nils, Viktors
+17.2 °C
skaidrs laiks

История 20-я: Феймани

Раньше в Латгалии были большие волости. Чтобы оперативнее управлять сельскими территориями, чтобы волостные центры были более доступны для жителей, в межвоенный период большие волости часто делились, границы округлялись, создавались новые. Особенно "урожайным" в этом плане были 1936 и 1937 годы. "Силаяньская волость разделена на Силаяньскую и Даудзэзерскую волости. Центр Силаяни будет на старом месте и здесь будет 1 245 хозяйств с 4 847 жителями. Центром новой Даудзэзерской волости будет в Фейманьском поместье, на красивом берегу озера Фейманю возле станции Краце. В волости 1 144 хозяйства с 5 775 жителями".1

У бывшего Фейманьского поместья или Шишкина какое-то время назад сгорела крыша, потом это здание снесли. Сейчас там луг, и только на фотографиях можно увидеть, где и какое было это поместье.

Железнодорожную станцию построили в 1926 году, назвали Краце. "По просьбе Силаяньской волости правление железной дороги решило сделать остановочный пункт на 78-м км между станциями Антрополе и Рушона, в районе Фейманьского поместья, прихода и большого озера, однако не латышское название "Феймани" правление железной дороги не хотело давать новой станции. Выяснилось, что остановку можно назвать Краце, потому что так называлась ближайшая речушка".2

В советские годы Феймани был центром совхоза "Krāce". Сейчас на шоссе Резекне - Даугавпилс все еще есть остановка Краце.

Неужто в Фейманьской стороне действительно так много озер? Не знаю почему, но переименование в Даудзэзери не реализовалось, осталось только в планах.

Более соответствовало времени - Подниекская волость ("волость гончаров"). В окрестностях Феймани их гончаров действительно было много - едва ли не по одному в каждой деревне. Казалось, в свое время ремесленники Феймани и Пуши почти всю Латгалию снабжали этой продукцией!3

Поскольку огромную волость, в которую входили Феймани, называли Силаяньской (на старых картах и в газетах - Solujuoņu), в обиход вошел термин - Силаяньская керамика.4 Уже много десятилетий Феймани и Силаяни не только одна волость, но и находятся в разных районах, а сегодня - в разных краях.

В Феймани недалеко друг от друга находятся 2 Спасителя. Один в колоннах, под крышей и на кресте, а другой на постаменте и с крестом на плечах.

За тем, что в колоннах, вроде как была старая церковь и монастырь. Возможно, этот крест ("круцификс") даже является частью старого комплекса сакральных построек или памятный знак тому, что здесь когда-то был храм.5 Как этот крест и место вокруг него выглядело в 1939 году, можно видеть на акварели Анны Солтане-Ромере "Придорожный крест".6

В саду за крестом находят разные очень старинные предметы. Там, где школьная площадь, было старое кладбище. Новое здание школы было открыто 25 января 1964 года.

Новый, теперешний храм, тоже старый (1760) - выдающийся памятник архитектуры и искусства.7

Мимо второго Спасителя (1828) рядом раньше пролегала дорога. Скульптуры такого типа могли быть во многих местах Латгалии, но сейчас единственное место в Феймани.

Рядом с Феймани расположена железная дорога, соединявшая раньше Санкт-Петербург с Варшавой. Больше нигде в Латгалии у железной дороги нет столь высокой насыпи, как между станциями "Краце" и "Апсани"!

В конце 50-х годов 20-го века начался меняться облик железной дороги. "До сих пор в строительстве железнодорожных путей использовали деревянные шпалы. Но они не долговечны, нужно менять через несколько лет. /Коллектив Даугавпилсской стрелочной мастерской сейчас освоил производство железобетонных шпал. В прошлом году Латвийская железная дорога уже получила 50 000 таких шпал".8

Историк Марис Румакс исследовал историю Латгалии, включая Феймани.

"Изучая историю в Латвийском университете, курсовые работы посвящал исследованию именно своей родной Фейманьской стороны.

Выяснил, что свое детство и юность в Феймани провел художник и график Рихард Зариньш. Если кто-то его не знает, то наверняка знаком с его работами - он нарисовал герб Латвии и знаменитую Милду, которая также изображена на монете евро.

В 2019 году были опубликованы воспоминания Рихарда Зариньша. Даже неизвестно, хотел ли он, чтобы его воспоминания были опубликованы.

В Феймани вместе со своими родителями он жил примерно с 80-х годов 19-го века до конца 19-го столетия. Во время учебы в Гривской немецкой гимназии, каникулы проводил в Феймани.

В воспоминаниях Рихарда Зариньша я узнал много нового и даже парадоксального о своей родной стороне. Возле офисного здания, где я работал, стоит придорожный крест. Над крестом есть крыша, опирающаяся на 4 белые каменные колонны. Это может быть один из самых старых крестов в Латгалии - так говорит выдающийся латгальский резчик по дереву Онтонс Ранцанс в своей книге "Kokā cirstās ciešanas"! Оказалось, что от разрушения этот придорожный крест спас отец Рихарда Зариньша Германис. Только не зная, что закон запрещал ремонтировать католические придорожные кресты, был вынужден заплатить кучу денег - 25 золотых рублей.

В мои времена, когда мы, будучи мальчишками, играли в индейцев, смотрели фильмы про индейцев, читали романы, у юного Рихарда тоже было увлечение - он со своими сверстниками тоже играл в индейцев, читал романы Фенимора Купера о Диком Западе и рисовал индейцев. Именно в старом здании поместья, где в свое время жил Рихард со своей семьей и где в мое время была школа-интернат, было наше классное помещение. На переменах и даже во время уроков болтали и мечтали об индейцах, обсуждали фильмы и романы про них - главным образом восточно-немецкие со знаменитым южно-славянским актером Гойко Митичем в главной роли.

В конце 19 века люди передвигались на лошадях. Об этом рассказывает будущий латвийский великий мастер графики: "Одно лето в поместье проживал некий русский офицер кавалерии со своей семьей и, оставшись в долгу, оставил в залог 2 седла, одно тяжелое - казацкое, а другое легкое - английское. Как одно, так и другое испробовал на свободных от работы лошадях и сделал выбор в пользу английского легкого седла, на котором потом под присмотром отца учился ездить верхом. Теперь было гораздо удобнее и быстрее добираться даже в самые отдаленные и дикие уголки леса, к огороженным большими елями озерам, растянуться там на травке, пока лошадь пасется, смотреть на летние белые облака и представлять самые разные фантазии. Как здорово было ночами сидеть в темном лесу у костра и слушать разные истории и сказки, про невероятные случаи на охоте в старые и новые времена, об убийствах и закопанных сундуках с сокровищами".

Так как я большой фанат лошадей и держу их несколько, то и я, как Рихард Зариньш в юности, объездил ближайшие окрестности - леса, берега озер и городища - верхом на резвом скакуне.

В своих воспоминаниях Рихард Зариньш описывает местных людей, Фейманьское поместье и разные случаи. Рассказывает о найденных помещичьих старинных латгальских украшениях, оружии, которые были проданы евреям и вывозились в нескольких лошадиных повозках. Рассказывает про военную кассу Наполеона, которую в корнях упавшего дерева нашел один лесничий.

Рихард Зариньш упоминает происшествия на охоте: "В большие леса Феймани волки зимой всегда приходили из российских лесов, слушать их вой по ночам было ужасно". Драматическое происшествие случилось на берегу Фейманьского озера, которое могло закончиться травмами для будущего художника или даже смертью. На охоте ему попалось неисправное ружье, которое взорвалось у него в руках. С четырех пальцев на руке содрало кожу. С того времени Рихард Зариньш не брал в руки ружье, а использовал только револьвер.

Воспоминания Рихарда Зариньше - это настоящее богатство, отображающее живое и яркое прошлое, а не сухие факты, которые обычно можно найти в документах".9

Воспоминания о Феймани оставила вдова деятеля Латгальской национальной Атмоды Онтона Скринды Хелена (1892 - 1967, девичья фамилия тоже Скринда). Она родилась в семье главного лесничего в Ерсике, но в скором времени отца назначили главным лесником в Рушонской стороне. Арендовали дом возле озера Дзилюкшня, где до них жил другой, старый лесник. Хозяйка слишком рано задвинула заслонку и тот лесник ночью умер от угарного газа. Потом долго бродил призраком - белые, длинные волосы, белые одежды, осматривал и охранял дом и леса.

Этот старый лесник был хорошим, но особенным человеком. "По воскресеньям он ходил не в храм, а на ближайший холм и пока шла месса, на коленях молился возле толстого дубового пня. Когда после богослужения в храме звонили колокола, он поднимался с колен и шел во двор".10 У него еще при жизни на чердаке был гроб с двойным дном. Многие об этом знали, потому в скором времени после похорон лесничего на Фейманьском кладбище гроб был выкопан и разломан. Думали, что в гробу спрятаны деньги или драгоценности, а нашли какие-то документы.

 


 

1. D. L. Rēzeknes apriņķī jauni pagasti // „Latgales Vēstnesis”, 23.12.1936.

2. Jauns dzelzceļa pieturas punkts // „Iekšlietu Ministrijas Vēstnesis", 15.06.1926.

3. Об этом многие писали. Например, Онтонс Дзеньс в своей книге воспоминаний "Muna dzeive".

4. Тумашс Вилцанс, Поликарп Вилцанс, Андрей Пауланс и др.

5. Есть версия, что это крыльцо более раннего здания. Здания больше не было, а крыльцо решили использовать таким образом. Или же беседка, которую потом переделали таком образом.

6. Atgriešanās. Janopoles Romeru mantojums – [B.v.]: Latgales Kultūrvēstures muzejs, 2018., 54. ilustr.

7. Здесь представлена широкая коллекция старинных литургических нарядов, покрывал и т. п. На чердаке в храме есть деревянные башмаки, которые во время Великого поста использовали во время Великого поста вместо колоколов, есть старые книги, литургические предметы и др. Освященная вода возле креста за дверью стоит в глиняном кувшине, изготовленном Андреем Пауланом. Оригинальные люстры Фейманьского храма можно увидеть в Рундальском дворце.

8. Dzelzceļa gulšņi // „Sociālistiskais Ceļš", 16.01.1960.

9. Intervija ar Māri Rumaku (12.01.2021).

10. Skrynda H. Bērneibas atmiņas // „Dzeive", 1968., Nr. 88.

 

Komentāri

Lai pievienotu rakstam savu komentāru, nav jāsniedz personiska rakstura informācija. IP adrese, no kuras rakstīts komentārs, ir zināma tikai LL redakcijai un tā netiek izsniegta trešajām personām.

Redakcija izdzēsīs neētiskus un rupjus komentārus, kuri aizskar cilvēka cieņu un godu vai veicina rasu un nāciju naidu.