Mūs lasa Daugavpils, Ilūkstes, Preiļu, Krāslavas, Dagdas, Aglonas, Līvānu un citās pilsētās un novados
2021. gada 19. septembris
Svētdiena
Muntis, Verners
+7.3 °C
apmācies

История 32-я: Виляны

Следующая история - Лиелие Гаранчи

Окрестности Вилян богаты значимыми камнями, ручьями и вековыми деревьями, а также холмами, о которых сохранились предания.

Есть несколько исторических сказаний о замковой горе, которая находилась в шести километрах от Вилян.1 Эта гора была огромной! С одной стороны на нее вообще нельзя было забраться! Раньше здесь был замок, который затонул.

Когда-то здесь обосновался странник, который каждый день ходил на гору. Через некоторое время в одном месте открылась дверь, и он вошел внутрь горы. Там, как это часто бывает в сказках и легендах, сидела женщина со спящей собакой у ног. «Женщина сказала, что он может приходить сюда каждый день, только не должен ничего выносить».2 Странник приходил каждый день, ел сытно и вкусно пил, но однажды взял из замка золотой молоток. И - молоток исчез, и двери больше не было!

Еще об этой замковой горе говорят, что раз в 30 лет здесь появляется Дева и спрашивает: «Что человеку больше всего нужно?» Старые и молодые пытались ответить, но ответы не были правильными. Дева заплакала и исчезла. Если когда-нибудь люди скажут правильный ответ, то здесь поднимется Замок, а Рига утонет.

Францис Трасунс вырос в Сакстагале, на полпути между Вилянами и Резекне. В его пьесе «Затонувший замок» отражены мотивы этой популярной здесь легенды.

Через Виляны пролегает старая и также новая дорога из Резекне в Ригу. По сей день в Резекне есть улица Виляну - продолжение улицы Бривибас, которая подходит к реке Резекне, и вместе с ней бок о бок скользит под историческими железнодорожными мостами. Еще вместе с дедушкой я ездил здесь на "москвиче", этот крутой поворот тогда вызвал у меня первое в моей жизни амбивалентное состояние - одновременно очень страшно и очень хочется.

Когда умер дедушка, о памятнике на его могиле не могло быть и речи. Бабушка категорически не признавала бетонные или каменные надгробия, тем более фотографии на них. Должен быть только деревянный крест (как у Спасителя!) и минимальная надпись на нем.

Когда умерла бабушка, через некоторое время мы поехали в Виляны, где заказали дедушке памятник. Не знаю, почему мы поехали именно в Виляны.

До этого дома мы долго обсуждали, какой будет текст на памятнике, какой будет фоторепродукция на эмали. Мы постарались сделать текст максимально лаконичным, ведь за каждую букву нужно было платить. На тот момент это было значимое и занимающее много времени мероприятие - памятник заказать, привезти, установить.

В то же время дорогое удовольствие. Были такие памятники из черного гранита весом в тонну, установка которых на мгновение вызвала интерес ОБХСС.

До восьмого класса я учился в школе Резекненского района, поэтому многие мероприятия проводились совместно с другими районными школами. Нас возили в Малту на театральные конкурсы и смотры агитбригад, если там были успехи выезжали из района - в Виляны. Несмотря на то, что у района была администрация и большой зал в центре Резекне, многие мероприятия Резекненского района проходили именно в Вилянах.

В Озолайнской школе все кабинеты находились в двухэтажной стороне здания, только кабинет химии находился в противоположном конце. Все окна выходили во двор, где с одной стороны был спортзал, а с другой - большой сарай, в котором также располагался кабинет уроков труда для мальчиков.

Так что химия казалась таким загадочным и интересным предметом, учительница тоже была молодой и симпатичной. Вероятно, из-за того, что старшим учителям было труднее, нас, некоторых учеников и эту учительницу отправляли на какой-нибудь конкурс, который проходил на острове Лакстигалу в Вилянах.

Везли нас в грузовике со скамейками и брезентовой крышей, предоставленным колхозом Матросова. В Вилянах ставили палатку и что-то делали. Что уже не помню, помню только название - остров Лакстигалу!

Я помню многих вилянских школьников, с которыми вместе ходили на разные кружки, участвовали в конкурсах и предметных олимпиадах. Я знал, что географию в Вилянской средней школе преподает учитель Наполеон Рудько, который активно исследовал историю Вилян и всей Латгалии.

В Латгалии есть два города - Краслава и Виляны - они особенные, и в чем-то даже очень похожи. В 18-19 веках они были важными центрами в Латгалии, где развивалась промышленность и велась живая интеллектуальная и духовная жизнь. По мере изменения основных транспортных маршрутов в 19 веке Виляны и Краслава начали постепенно терять свое величие.

В Вилянах до сих пор можно увидеть здания поместья. Здесь в свое время коммерсанты развивали разные производства (кожевенные, изделия для лошадей и др.), которые были самыми большими и современными во всей империи. Здесь жили люди разных конфессий, считавшие Виляны своими локальными духовными центрами.

Если Краслава начала расцветать во время Плятеров, то в то же время Рики делали нечто подобное в Вилянах. В середине 18-го века в Вилянах были построены храм и монастырь.

О жизни в Вилянском монастыре рассказывает священник Болеслав Звейсалниекс (1927–1993) в своей книге «Потерянные годы».3 После Второй мировой войны его приняли сюда, в монастырь, и он оставался здесь до тех пор, пока не поступил в Духовную семинарию в Риге.

После войны Марианский монастырь в Вилянах пришел в упадок, но функционировал - здесь жили настоятель монастыря, отцы и братья, работали садовник, повар, швея и др.

Сразу после прибытия в монастырь Болеслав прошел восьмидневные вводные реколлекции. Монахи здесь были, но как будто и нет - они не носили монашескую спецодежду и пр. Болеслав рассказывает читателям о распорядке повестке дня в монастыре, обязанностях дежурного монаха, о многолетнем настоятеле монастыря Бенедикте Скринде и других. Как тяжело болел последний представитель знаменитой плеяды братьев Скринда, как умер и был похоронен в монастырском саду.4

По словам приора Бенедикта Скринды, во время войны в монастыре прятался еврей, о котором узнали гитлеровцы, долго искали в монастыре и храме, потом нашли и расстреляли.

Болеслав Звейсалниекс также рассказывает о том, как он нашел золото, спрятанное в монастыре. В начале войны Бенедикт Скринда спрятал здесь драгоценности, которые намеревался использовать после войны в богоугодных целях - пожертвовать Аглонской Богоматери. В предсмертной агонии он не успел сказать, где спрятано золото. Сразу после похорон новый настоятель монастыря приказал искать золото. Повезло Болеславу Звейсалниексу.

Вместе с одноглазым монахом Степоном они поднялись на полуразрушенную колокольню в храме, где Болеслав увидел возле окна один кирпич более красный, чем другие, вытащил его и нашел в отверстии мешочек полный драгоценных камней, колец, серег, браслетов, брошей, диадем, ожерелий и золотых рублей царских времен!

Болеслав Звейсалниекс обнародовал эту историю, когда громко ушел из церкви и активно участвовал в антирелигиозной пропаганде, проводимой советскими властями. Существует вероятность, что многое было дофантазировано и гиперболизировано, однако...

Я поговорил с несколькими знающими людьми5 о Болеславе Звейсалниексе и об историях о золоте, найденном в монастыре. Есть разные объяснения, разные пояснения. Я думаю, что правильные факты и настоящие мотивы знает только Бог.

В Вилянском храме я чувствую себя... уютно. В одних храмах Латгалии торжественно, в других задумчиво, в третьих эйфорично и т. д. Я размышлял, почему что-то одно вызывает у разных людей разные чувства. Ну, наверное, потому... Как говорил мой дедушка: в большом лесу нет двух одинаковых деревьев.

1. Вероятно, это замковый холм по дороге из Яунвиляны в Орницани и дальше на Курпники, Бернани.

2. Latviešu tautas teikas. Vēsturiskās teikas (sast. A. Ancelāne) – Rīga: Zinātne, 1989., 68. lpp.

3. Zvejsalnieks B. Zaudētie gadi (Pētera Bauģa literārais atstāstījums) – Rīga: LVI, 1964., 64.–90. lpp.

4. Упомянутый Болеславом Звейсалниексом марианский отец Антон Шкельс умер в возрасте 97 лет, похоронен в саду Вилянского храма на кладбище Марианских отцов.

5. Священник, краевед Альберт Будже и др.

Komentāri

Lai pievienotu rakstam savu komentāru, nav jāsniedz personiska rakstura informācija. IP adrese, no kuras rakstīts komentārs, ir zināma tikai LL redakcijai un tā netiek izsniegta trešajām personām.

Redakcija izdzēsīs neētiskus un rupjus komentārus, kuri aizskar cilvēka cieņu un godu vai veicina rasu un nāciju naidu.