Mūs lasa Daugavpils, Ilūkstes, Preiļu, Krāslavas, Dagdas, Aglonas, Līvānu un citās pilsētās un novados
2022. gada 28. maijs
Sestdiena
Vilhelms, Vilis
+11.6 °C
daļēji mākoņains

История 34-я: Резекненская замковая гора

Следующая история - Народный дворец

Резекненский или Роситенский замок был построен на холме, у реки или, точнее, посреди других расположенных вблизи холмов. Это был один из первых каменных замков крестоносцев на территории современной Латгалии.

Еще в молодости меня удивляло, почему бывшие и нынешние жители этого холма выбрали такое неподходящее место - прямо за рекой находятся холмы, которые примерно равны по высоте этому городищу.

Ответ пришел, когда я прочитал интервью с археологом Юрисом Уртансом. «Нередко рядом с городищами есть холм, который выше самого городища. С точки зрения мышления современного человека это совершенно неверно, но с точки зрения мышления человека того времени, вероятно, совершенно верно. С того холма вести обстрел из тогдашнего оружия невозможно, слишком далеко, минимум сто, а то и в двести метров от городища. С другой стороны, можно подняться на ту гору, посмотреть на замок, оценить, что он не по зубам, и решить лучше туда не соваться».1
Не знаю, работала ли эта закономерность позже - во времена арбалетов, катапульт, мушкетов и мортир.
Резекненский замок сильно пострадал во многих войнах - в начале18-го века от него остались только руины. Если смотреть на фотографии начала 20-го века, то руин там было еще очень много.

Развалины замка сильно пострадали весной 1926 года. Виноваты в этом весенние дожди или опрометчивые действия людей, судить сложно. «Развалины Резекненского замка, разрушенные временем, упали на располагавшийся внизу сарай, и сарай рухнул. Двор тоже разрушен и часть построенной улицы Краста. Рядом с сараем располагается жилое здание, которое, к счастью, упавшие развалины не задели. Вторая стена разваливающегося замка тоже готовится обрушиться».2
Отец рассказывал мне, что после Второй мировой войны многие камни городища были вырваны из земли и стен и использованы в строительстве.

На Резекненском городище уже в конце 19-го века проводились концерты, позже здесь играли театры, устраивались выставки, читались лекции и т. д. Здесь, у подножия холма, во второй половине 19-го века началась индустриализация Резекне - сразу за городищем до Лещинки находились различные фабрики. Металлообработка, деревообработка, Резекненская электростанция. На фотографиях межвоенного периода видно, что за городищем возвышается высокая труба, из которой струится густой черный дым. В конце 30-х годов 20-го века, когда была построена линия электропередачи Даугавпилс-Резекне, старая Резекненская электростанция у подножия городища была закрыта.
Когда в 20-х годах 20-го века обсуждалось, где и каким должен быть памятник освобождению Латгалии, один из вариантов был - на Резекненском городище!

Как в межвоенный период, так и некоторое время после войны на городище отмечался праздник Лиго. Про празднование Лиго в 1956 году3 местная пресса писала: «Празднества у костров были и на Резекненском городище. Здесь, как и везде, звучали радостные песни Лиго".4 В следующем году было принято специальное решение - "В связи с тем, что 24 июня - национальный праздник Лиго в Латвии, Совет Министров Латвийской ССР, принимая во внимание желание рабочего народа, решил перенести выходной день с 23 июня 1957 года на 24 июня".5 Официальное и с размахом празднование Лиго закончилось пару лет спустя, когда были изгнаны национал-коммунисты. Газеты районов Латгалии, которые после войны выходили на латгальском языке, в середине 1950-х годов перешли на латышский.
Уже в школьные годы один или с компанией я часто бывал на этом городище. Говорили, что на вершине горы начинаются всевозможные подземные ходы, поэтому мы ходили их искать. На западной стороне холма тоже было что-то вроде погребов или ходов, в которые можно было пролезть на пару метров. Затем, чтобы предотвратить несчастные случаи, их замуровали и засыпали.

Тогда не было бетонных ступенек, приходилось подниматься по струнке или идти по дороге, которая вела к горе в том месте, где она есть сейчас.
Помню, как перед 700-летием Резекне археологи проводили здесь раскопки. Ходят слухи, что на холме они нашли горшок, полный золотых денег! Есть ли вообще какая-нибудь археологическая экспедиция без своего фольклора и мифов?
Центральное событие 700-летия Резекне летом 1985 года произошло именно на городище. Видел как Антон Варславан командовал актерами и добровольцами, которые репетировали праздничное представление. Было видно, что режиссера восторгают батальные сцены - в его глазах огни, а соответствующие эпизоды повторялись, повторялись, повторялись.
Этот спектакль отразил семивековую историю Резекне. Был момент, когда солдаты вермахта вошли в городище, но над стенами был поднят огромный флаг со свастикой посередине. Публика внизу затаила дыхание, люди с тревогой переглядывались. Те, кто не присутствовал и ничего не знал об этом спектакле, потом много рассказывали, много спрашивали, а некоторые попали в курьезную ситуацию, очень похожую на один популярный в то время анекдот.

Как указано на не сразу заметном мемориальном камне, то между улицей Дарзу и городищем находится площадь Епископа Езупа Ранцана. Это, наверное, самая незаметная площадь, которую я замечал в своей жизни! Езупс Ранцанс имеет много заслуг, но следует также помнить, что оппонентом и инициатором экскомуникации Франца Трасунса (1864–1926) был не только епископ Антоний Спрингович, но и Бернард Кублинскис (1890–1927) и в еще большей степени епископ Езупс Ранцанс. (1886–1969).
Поэтика печали - так литературовед Вилнис Эйхвалдс описывает творчество поэта Яниса Зиемениекса.6 Родившийся на севере Латвии экзальтированный юноша был призван в Красную Армию в 1919 году и ненадолго пробыл в Резекне. Что не может быть, чтобы молодой человек не пошел посмотреть на развалины старого замка! Возможно, нашел красивый ракурс и их сфотографировал (потому что профессионально занимался фотографией), наверняка, сидя в одиночестве или в компании на стенах городища и наблюдая, как река гонит свои воды. Да, в Лубанское озеро.
Здесь любил бывать и латгальский поэт печали и вздохов Сейманьс Путанс, его личная душевная боль достигала здесь почти глобального масштаба.
Более восторженный и патетичный поэт Август Эглойс, в чьем стихотворении «Резекне» есть следующие строки:

 

„Sveicynu piļskolnu zaļajūs krostūs,

Ōbeļu dōrzūs jys īgrimis snauž, –

Klausūtīs vēstures baigajūs stōstūs,

Teiksmu pēc teiksmas lai sapņōtōjs pauž".7

 

1. Zirnis E. Pilskalnu sprādziens // „Sestdiena”, 26.02.2021.

2. Sabrukušōs piļs drupas // „Latgalits”, 17.05.1926.

3. Как глубокомысленно говорили Янисы старшего поколения из Ратиниеков - публично празднуют Лиго, а в домах в Латгалии празднуют Иванов день!

4. Svātku uguņskuru gaismā // „Pa Stalina Ceļu”, 26.06.1956.

5. Par izejamōs dīnas pōrceļšonu nu 23. junija uz 24. juniju // „Ausma", 20.06.1957.

6. Eihvalds V. „Man tomēr jāteic, jāteic viss, ko jūtu..." // „Darba Karogs" (Valka), 17.12.1987.

7. Eglōjs A. Rēzeknei // „Vietējā Latgales Avīze", 03.08.2018.

Komentāri

11.11.2021 18:57
Varvara Horne
Ступеньки из камня (валунов) на Замковой горе были на другой стороне (слева) от теперешних ступенек. Они сохранились, только заросли/вросли в землю. В детстве они были шире. А подземелья будоражили умы многих детей нашего времени. Мы тоже собирались идти в экспедицию, но родители узнали и нашим планам не суждено было сбыться. Слышала в детстве что подземный ход соединял замки Резекне и Лудзы, может это была только легенда. Я родом из Резекне, жили мы рядом с Замковой горой, поэтому излазили её всю. Зимой мы катались на санках с Замковой Горы как раз в сторону теперешней парковочной стоянки. А когда строился рядом мост через реку к бане, мы перелезали по рельсам на другую сторону речки. Слава Богу никто не свалился в речку.