Mūs lasa Daugavpils, Ilūkstes, Preiļu, Krāslavas, Dagdas, Aglonas, Līvānu un citās pilsētās un novados
2021. gada 19. septembris
Svētdiena
Muntis, Verners
+7.3 °C
apmācies

Каспарс Стродс: Книга должна быть читаемой

Совсем недавно свой путь к читателям начала книга "Мы все пленники" - дневник солдата Красной Армии, фармацевта Александра Орехова с комментариями Каспара Стродса. Каспар Стродс - историк, докторант Даугавпилсского университета и специалист по вопросам истории культуры Музея истории культуры Латгалии. В интервью "Латгалес Лайкс" Карспар подробнее рассказал о новой книге, в также поделился идеями своей новой книги - исследованиями Вараклянской еврейской общины.


Когда во время работ по благоустройству в Северном районе Резекне когда были найдены массовые захоронения бывшего лагеря военнопленных "Сталаг 347", значимость этого места в контексте Второй мировой войны актуализировали историки, СМИ и российские дипломаты. Весной 2020 года историк Каспар Стродс опубликовал статью о лагере военнопленных в Резекне, а в этом году издательство "Latvijas Mediji" выпустило книгу "Мы все пленники". В ней публикуется дневник Александра Орехова, солдата и фармацевта 502-го стрелкового полка 177-й стрелковой дивизии 41-го стрелкового корпуса Красной Армии, который с 1976 года хранится в коллекции Музея истории культуры Латгалии, с комментариями историка Каспара Стродса.

Историк Каспар Стродс подробнее рассказывает о создании книги: «Все началось еще летом 2019 года, когда в Северном районе Резекне начались строительные работы. Осенью того же года уже было понятно, что эту тему понемногу нужно изучать, потому что может случиться так, что кто-то обязательно что-то спросит. Уже тогда возникла идея, что какую-нибудь публикацию тоже нужно подготовить. В апреле 2020 года, когда последовало это так называемое открытие, в котором для местных жителей нет ничего нового, у меня уже была готова статья, которую был готов отправить на портал общественного СМИ LSM.lv. Позже со мной связалась Юлия Дибовска из издательства «Latvijas Mediji». Она спросила о дневнике Александра Орехова, солдата и фармацевта 502-го стрелкового полка 177-й стрелковой дивизии 41-го стрелкового корпуса Красной Армии, и хотели ли бы мы его опубликовать. К созданию книги также привлекли Улдиса Нейбургса (научный сотрудник Института истории Латвии Латвийского университета, научный консультант издания - прим. автора), Юрия Цыганова (специалист Латвийского военного музея - прим. автора), который переводил тексты. Большую помощь оказал Александр Бондаренко (специалист Музея истории культуры Латгалии - прим. автора)".

Дневник Александра Орехова записан на страницах календаря и старых газет, на него заметно повлияло время, но его историческая ценность остается неизменной. «Дневник был в ужасном состоянии - текст поврежден, без знаков препинания, нечеткие места, - говорит Каспарс Стродс. - У Александра Орехова были огромные проблемы с грамматикой, которые затрудняли исследование. Все это нужно было перевести с русского на латышский. Если бы дневник был опубликован как есть, никто бы толком не понял эти тексты. Разумеется, текст был расшифрован и переведен таким образом, чтобы максимально сохранить оригинал. Дневник писали и переписывали карандашом и чернилами. Однако время сделало свое дело. Так мы работали все это время, и в июле, как и планировалось, книга вышла. Конечно, дневник - это только один аспект, еще предстояло сделать комментарии, чтобы читатели поняли, что такое "Сталаг 347". Было бы бесполезно публиковать дневник без комментариев. Я ездил в архив, там тоже искал материалы. В основе лежит прошлогодняя публикация, которую я подготовил для LSM.lv, расширил ее и отобрал различные материалы. Надо сказать, что в Музее Даугавы в Саласпилсе вовремя опубликовали статью Карлиса Кангарса. Это было больше, чем лагерь для военнопленных в Саласпилсе. Именно введение было очень ценным для понимания и объяснения ситуации с лагерями для военнопленных в Латвии».

Следует отметить, что статья Каспара Стродса о лагере для военнопленных «Сталаг 347», опубликованная в прошлом году на латвийском информационном портале LSM.lv, в местной городской газете, быстро привлекла внимание не только СМИ из соседних стран, но и также генерального консула России Евгения Колесникова. «Генеральный консул России Е. Колесников также представил нам документы из российских архивов. Конечно, эти материалы тоже пригодились. Это были материалы следствия, как это уже было принято в советское время, с разными преувеличениями и наслаиваниями. Однако, если эти источники сопоставить с другими источниками, то в них можно найти полезные вещи», - отмечает Каспарс Стродс.
Место, где находился лагерь для военнопленных в Северном районе Резекне во время Второй мировой войны, имеет более древнюю историю. «Развитие этого места началось в начале 20 века, - говорит историк Каспар Стродс. - Еще во время Первой мировой войны Всероссийский Земельный союз построил здесь казармы для нужд русской царской армии. После войны за независимость в 1920 году в Резекне был сделан карантин для беженцев, и эти бараки использовались для размещения беженцев, солдат и других людей, прибывших из России. Во второй половине 1924 года карантин для беженцев прекратил работу. Казармы были отданы 9 Резекненскому пехотному полку Латвийской армии. Они застроили территорию, обустроили квартиры для офицеров, тир, тренировочные площадки и заселили территорию. Когда в 1941 году немцы подошли к Резекне, подходящая для лагеря территория была здесь, на месте. Надо признать, что лагерь располагался в стратегически важном месте - рядом с железнодорожной станцией «Резекне 2».

"Сталаг 347" просуществовал до 1944 года. Как стационарный лагерь он действовал только до конца 1942 года. В последующие годы он стал местом пересылки. «Точное количество военнопленных, прошедших этот лагерь, неизвестно, - говорит Каспар Стродс, - немецкие историки подтверждают, что их могло быть около 24 000. К концу 1941 года, по моим подсчетам, это могло быть от 19 000 до 22 000 военнопленных. Большая часть умерла от голода, болезней и жестоких условий. По разным данным, погибло около 19 тысяч человек. Конечно, место пустовать не осталось. В 1944 году вошли советские войска. У них также были военнопленные. Точное количество немецких военнопленных, захваченных Красной Армией в Резекне, до сих пор неизвестно и является практически неизученной темой. В любом случае это было несколько сотен немецких военнопленных, которые работали в Резекне - восстанавливали город, разрушенный самими немцами и русскими. Заключенные восстанавливали здания, работали в лесу, в хозяйствах. По сути, они работали над восстановлением новой советской социалистической республики. В 1995 году историк Янис Риекстиньш опубликовал в журнале «Latvijas Arhīvi» научную статью о немецких военнопленных в Латвии. В публикации говорится, что несколько сотен немецких военнопленных работали над ремонтом Резекненского государственного педагогического института, Народного дворца и здания больницы, которые подверглись бомбардировке в результате атаки советской авиации».

Созданный советской властью лагерь военнопленных в Северном районе просуществовал до конца сороковых годов прошлого столетия, когда военнопленных начали выпускать. «В советское время нашел идеологическую статью о том, что один из заключенных, который был в Резекне, написал благодарственное письмо персоналу после своего освобождения, что тот позволил ему понять правду жизни и великие плоды социализма. Это была своеобразная статья, - говорит Каспар Стродс, - на фотографиях пятидесятых и шестидесятых годов видно, что лагерь уцелел. Удобств, конечно, там не было - тонкие дощатые стены, зимой очень холодно, антисанитарные условия с вшами и клопами, распространялись разные болезни. Когда началась индустриализация Северного района в Резекне, в шестидесятые годы все было снесено. Вообще для советской идеологии было бы очень полезно оставить такой лагерь и рассказать, насколько ужасным был нацистский режим. Лагерь был бы реальным доказательством этого, но практически все было разрушено. О военнопленных в первые послевоенные годы не было и речи. Попавшие в плен солдаты Советской армии приравнивались к изменникам Советской власти».

Говоря о содержании дневника солдата Красной Армии, фармацевта Александра Орехова, Каспар Стродс раскрывает: «Читая дневник, можно сделать вывод, что он был уверенным в себе советским гражданином. Не было ничего лучше советской земли, советской власти. Дневник интересен тем, как описываются ужасные будни, которые были реальностью. Но советский военнопленный не фигурирует в дневнике как защитник социализма и поклонник Сталина. Фактически, в те моменты выживания военнопленный был готов сотрудничать с нацистскими властями, работать в охране лагеря, бить своих товарищей, пить, заниматься спекуляцией, вступить в немецкую армию. Вера А. Орехова в советский режим проходит через все это".

В дневнике солдат обращает внимание и на местных латышей. «В его заметках появляется негативное отношение к латышам. Это можно объяснить тем, что многие заключенные попадали к латвийским фермерам и работали в их хозяйствах. Крестьян, использовавших труд военнопленных, Орехов называет эксплуататорами. Он меняет свою позицию в отношении тех фермеров, которые помогли сбежать из плена или иным образом выступали против нацистского режима. Для заурядного читателя наверняка покажется интересной эта бытовая картина. Генеральный консул России, читая этот дневник, был удивлен и дипломатично сказал - не может быть, чтобы заключенный ел мармелад и сало, это невозможно и это сфабриковано. Однако, если говорить о подлинности, можно сказать, что лица, упомянутые в дневнике Орехова, также встречаются в советских следственных документах и в воспоминаниях людей», - говорит историк Каспар Стродс.

Создание книги «Мы все заключенные» - важное исследование и командная работа как историков, так и сотрудников музея. «Я подготовил комментарии, - говорит Каспар Стродс. - Александр Бондаренко перепечатал дневник. Расшифровывать тексты помогала моя коллега Анна Липените. Юрис Цыганов перевел текст дневника с русского на латышский. Мы также выбрали иллюстративный материал. Работы было довольно много, это был большой вызов. Пока что это одна из самых серьезных моих работ».


Следует отметить, что одной из первых исследовательских тем Каспара Стродса еще во время бакалаврской учебы является история Вараклянской еврейской общины. Продолжая это исследование, в конце этого года общество «Hronologeja» готовит к изданию книгу историка Каспара Стродса «Отпечатки прошлого: Вараклянская еврейская община».
«В настоящее время на финишной прямой находится рукопись книги, - рассказывает Каспар Стродс, - книга посвящена Вараклянской еврейской общине. В ее основе лежит моя бакалаврская работа 2015 года, которая была отредактирована и дополнена. Книга должна быть читаемой! В исследовании отражены архивные материалы, а также интервью с жителями Вараклян, проведенные во время и после моей учебы. Надеюсь, к декабрю книга будет готова. 2 года назад скончался последний вараклянский еврей, который был моим первым интервьюируемым. Вот почему эта книга особенно важна для меня — как дань уважения вараклянским евреям».

 

Komentāri

Lai pievienotu rakstam savu komentāru, nav jāsniedz personiska rakstura informācija. IP adrese, no kuras rakstīts komentārs, ir zināma tikai LL redakcijai un tā netiek izsniegta trešajām personām.

Redakcija izdzēsīs neētiskus un rupjus komentārus, kuri aizskar cilvēka cieņu un godu vai veicina rasu un nāciju naidu.