Mūs lasa Daugavpils, Ilūkstes, Preiļu, Krāslavas, Dagdas, Aglonas, Līvānu un citās pilsētās un novados
2022. gada 20. janvāris
Ceturtdiena
Aļģirds, Aļģis, Oļģerts, Orests
+1.5 °C
apmācies

История 38-я: Мантейфельское пиво

С чем ассоциируется пиво? Да, с Лиго!
«Как его праздновали в тридцатые годы! [..] Ликовали всю ночь. Парни и девушки ходили посмотреть на праздник в близлежащие деревни - Плейкшни, Тевини, Дрейеровку, Макаровку. В эту ночь пили отменное пиво из чистого ячменя - продукт пивоварни Мантейфеля. Говорят, что рецепт этого напитка мастер (немец по национальности) всю жизнь держал его в секрете»1.
Владельцем этой пивоварни был Мовша (Моисей) Бенцион Мантейфель. Не исключено, что пиво действительно варил какой-нибудь немецкий мастер. На этикетках Мантейфельского пива того времени были названия известных немецких городов и сортов пива.
Во всяком случае, это резекненское пиво имело хорошую славу, оно успешно продавалось во многих местах Латвии и даже за рубежом. В межвоенный период пивоварня была одним из крупнейших промышленных предприятий Резекне, успешно конкурировала с пивоварнями Даугавпилса и Крустпилса.

 

Во второй половине 19 века - первой половине 20-го века в Резекне и его окрестностях жили две известные семьи Мантейфелей, которые обычно путали и возникали разного рода недоразумения. Одним из них была немецкая семья Мантейфель, чья ветвь в Латгалии была полонизирована (друг инфляндцев Густав Мантейфель и др.). Другой была еврейская семья Мантейфель, которая в Резекне была очень активна в экономическом, социальном и прочем отношениях.2
Пивоварня, изображенная на старых фотографиях, располагалась на холме у реки Резекне - нынешнее пересечение улиц Базницас и Валерии Сейле. Это был большой завод в форме пирамиды с высокой красивой башней.
Поскольку рядом было здание городского правления с такой же башней, непосвященные часто что-то неправильно понимали и путали здания.
Знающие люди утверждают, что вода, используемая при пивоварении, играет важную роль. Говорят, что секрет качества Мантейфельского пива был именно в мягкой и вкусной воде. Одни утверждали, что ее брали из скважины рядом с заводом, другие утверждали, что из источников, которые были неподалеку, и о них еще до сих пор свидетельствует название улицы Авоту. Недоброжелатели болтали, что воду на самом деле брали из близлежащей реки Резекне, что все ранее сказанное всего лишь рекламные трюки.

 

Мантейфели основали свою пивоварню в 1879 году. В энциклопедии «Пиво в Российской Империи» (1998) есть информация о Мантейфельской пивоварне в Резекне, есть также изображение стеклянной бутылки царских времен на этом заводе. Здесь также указывается, что вначале пивоварня располагалась на улице Набережной, а затем на улице Спасской. Оба здания были в собственности хозяев.

В царские времена Х. Мантейфель упоминается как владелец, пивоварня переживает времена расцвета при М. Мантейфеле, а в рекламе фабрики последних лет уже упоминается А. Мантейфель.
Безалкогольную продукцию, произведенную на Мантейфельском заводе, обычно узнавали по этикетками в форме ромба. В 1931 году Патентное бюро выдало свидетельства о регистрации товарных знаков: «Для пивоварни, учреждения по производству фруктовых напитков и экстрактов ликеров М. Мантейфель, в Резекне - рисунок (ромбовидная этикетка) с надписью «Газированная вода» - различные виды безалкогольных напитков. [..] Рисунок (изображение льва и стакана) с надписью «Эм-Эм» - для различных видов безалкогольных и освежающих напитков».3

 

Мантейфельская пивоварня, точнее, соседний Сад упоминается в одном романе. В конце 20-х - начале 30-х годов 20-го века в Лиепае работал социалдемократически настроенный писатель В. Микульскис. Некоторые его романы («Пустое время» и др.) и рассказы публиковались в периодических изданиях, его пьесы показывались в театре. 22 мая 1930 года лиепайская газета «Strādnieku Avīze» начала публиковать его исторический роман «По грязным следам Марса», в 89-м продолжении упоминается популярный в Резекне Мантейфельский Сад.
«Квартира Лаврова находилась на улице Айзкраста. На улице Паста, в кустах и на заборе сада пивоварни Мантейфеля прятались Спелманис и Эглитис. В лагере беженцев это были два типа, ради денег готовые на все. Сейчас они находились в тени забора и кустов. Эглитис нервничал и успокоился, когда заскрипела дверь в доме, где жил Лавров. Быстрым шагом Лавров шел к углу улицы. Он сделал еще пару десятков шагов вперед и - - - он не успел закричать. На его голове оказался мешок, и десять сильных пальцев зажали горло. Не издавая никаких звуков, Спелманис и Эглитис опустошили все содержимое карманов. Дальнейшие действия также были согласованы заранее. Нападавшие пригрозили молчать и увели Лаврова в сад пивоварни. Там они должны были оставаться до отъезда Даугавпилсского поезда. Тогда каждый сможет пойти своим путем».4

 


Резекне появляется и в других романах этого автора. О В. Микульском информации очень мало - невозможно понять, как расшифровывается инициал его имени, а также является ли Микульский настоящей фамилией или псевдонимом автора.
Семья резекненских евреев Мантейфель была очень многочисленной, близких и дальних родственников было полно. На рубеже 1924-1925 годов разразился скандал, в результате которого о Мантейфелях узнали рижане, и многие простые люди по всей Латвии. «Министр внутренних дел велел начальнику Резекненского округа Тилгалсу подать прошение об отставке. Уход Т. связан с выдачей латвийского паспорта бывшему секретарю комиссара Сов. России Троцкого Мантейфелю, сыну богатого жида из Резекне, недавно вернулся из России в Латвию».5
В конце 1923 года министр внутренних дел перевел главу Резекненского округа Альфреда Праулиньша (1891–1942) в Илуксте, а начальника Лиепайского округа Фрициса Тилгалса (1983 - ?) назначил руководить Резекненским округом. Фрицис Тилгалс не хотел ехать в Латгалию, всячески пытался отговориться, но в конце концов согласился на должность. После т. н. скандала Мантейфеля Фрицис Тилгалс был назначен помощником на 1-м участке главы Валмиерского округа. С 10 февраля 1925 года главой Резекненского округа был Виктор Заранс (1892–1942), который возглавлял Резекненский округ6 до 1939 года, когда был назначен главой Баусского округа.

 

Я читал автобиографическую книгу Льва Троцкого «Моя жизнь», там упоминается много латышей и людей, связанных с Латвией, но я не нашел там информации о Резекненском Мантейфеле.
В июле 1940 года предприятие было национализировано, а в октябре приказом народного комиссара пищевой промышленности Викентия Латковскиса директором пивоварни Мантейфеля был назначен еще один Мантейфель, Соломон.7
В годы Великой Отечественной войны завод был разрушен. Во время Атмоды деканом Белой церкви в Резекне был Андрей Трапучка, я пару раз бывал у него дома, который находился на углу теперешней улицы Валерии Сайле. Красивые ворота, ухоженный сад, много книг в комнатах. Потом я также услышал от хозяйки, что эта плебания находится на камнях дома Мантейфелей.
Еще я слышал, что тот Сад был на другой стороне, возле теперешней улицы Полковника Бридиса. На месте, где было производство пива и других напитков, теперь находятся частные дома и здание, где до недавнего времени располагалась Резекненская коммерческая школа. Вроде какие-то полуразваленные погреба пивоварни еще можно посмотреть.
Наверное, надо сказать так - от Мантейфельской пивоварни ничего не осталось. Только фотографии, этикетки и бутылки в шкафчиках коллекционеров и музейных коллекциях.8

1. Roze A. Svētki toreiz // „Darba Karogs", 23.06.1990.

2. Об этом на научной конференции в Резекне 16 октября 2016 года выступал с рефератом "Manteifeli, bet na tī".

3. Patentu ziņas // „Valdības Vēstnesis", 12.11.1931.

4. Mikuļskis V. Pa Marsa dubļainām pēdām // „Strādnieku Avīze", 02.10.1930.

5. Apriņķa priekšniekam jāiet // „Socialdemokrats”, 06.01.1925.

6. Глава округа в то время был руководителем полиции и защитников. Его функции существенно отличались от обязанностей теперешних председателей краев.

7. Iecelti vadītāji // „Cīņa”, 15.10.1940.

8. Больше всего бутылок от Мантейфельского пива я видел в Индре. Там есть не только Музей счастья, но и другие музеи, где можно увидеть много интересного.