Mūs lasa Daugavpils, Ilūkstes, Preiļu, Krāslavas, Dagdas, Aglonas, Līvānu un citās pilsētās un novados
2022. gada 17. janvāris
Pirmdiena
Dravis, Tenis
-2.2 °C
apmācies

Принять различия, искать общее!

Каждый из нас - личность, мы все из разных семей, из разных мест, где выросли, у каждого свои ценности и убеждения. И все же, несмотря на различия, люди чаще всего находят общий язык. «Mājas Viesis» в сотрудничестве с газетой «Latgales Laiks» отправились в Латгалию, в приграничный поселок с красивым и звучным названием - Индра. Там мы знакомимся с тремя семьями смешанных национальностей, которые рассказывают о различиях, разных политических взглядах, языковом барьере, а также о том, что их объединяет, как им удалось интегрироваться в общество, чтобы, живя в Латвии, чувствовать главное - мы вместе!


Сигне Менготе

Ивар Сойканс


Принять различия, искать общее!

Как семьи смешанных национальностей чувствуют себя в Латвии


Зинаида Шукеле переехала в Латвию в 80-е годы прошлого века, когда отправилась сюда к мужу Виктору. Лето 1978 года в Латвии было дождливым, поэтому крестьянам в Индрской стороне не удалось заготовить необходимый корм для скота и подстилки. Чтобы добыть все необходимое, группа парней отправилась в Черкасскую область Украины, в том числе Виктор, который там познакомился с Зинаидой.

Зинаида вспоминает их знакомство: «Одна туда ехать боялась, потому что люди говорили, что там живут фашисты. Поехали вместе с подругой, а моя сестра в целях безопасности, оставила у себя паспорт моего будущего мужа и сказала, что вышлет его обратно только после того, как получит от меня известие, что все в порядке. Остались здесь и вышли замуж за латышских парней. После большого села в Украине жить в небольшом подворье было непривычно - сначала даже хотела ехать обратно, но потом, конечно, привыкла".

Детей обучают на латышском языке

В браке у них родился сын, и молодой семье была предоставлена квартира в Индре. В семье двое сыновей - старшему уже 42 года. Он работает водителем у местного крупного крестьянина, а младшему 34 года - он живет и работает в Норвегии: «Младший сын получил образование учителя биологии в Даугавпилсском университете. Его подруга училась на медсестру. В программе по обмену студентами она получила предложение работы в Норвегии и решила им воспользоваться, а также предложила поехать туда нашему сыну. На данный момент он работает в лаборатории, где выращивают рыбу, и они вместе уже растят нашего внука. В семье старшего сына растут две дочери». Оба сына получили образование в Индрской средней школе, которая, по словам Зинаиды, всегда высоко котировалась в Латвии: «Учащиеся этой школы всегда успешно поступали в высшие учебные заведения. Жаль, что сейчас все оптимизируется и закрывается. Старший сын окончил школу еще на русском языке, возможно, это стало одной из причин, почему он не продолжил свое образование. Сын хотел переехать жить в Ригу, но из-за отсутствия языковых навыков ему это не удалось». Младший сын в Индрской средней школе учился на латышском языке, поэтому поступить в университет было легче: "Помню, как привела младшего сына в школу, чтобы подать заявку на обучение в латышском классе, а мне ответили, чтобы вела его в класс, где обучение проходит на русском языке, ведь мы в семье говорим друг с другом по-русски».

30-летний сын латгалки Руты и белоруса Андрея Андруковича пошел в школу во то время, когда была учреждена Индрская основная школа. Несмотря на то, что в семье говорят по-русски, сын Руты и Андрея тоже окончил Индрскую среднюю школу в латышском потоке: "Как и другим детям, родители которых говорили по-русски, Вадиму пришлось нелегко в начале учебы. В один момент в классном журнале даже начали появляться тройки. Приходилось регулярно проверять домашние работы, только после того, как начал чувствовать удовлетворение, что он среди лучших в классе, учеба «пошла».
Родители помнят, что во время учебы у Вадима больше не было проблем из-за его знания языка: "Скорее иногда возникало непонимание с некоторыми студентами из Даугавпилса, которые старались поставить себя выше, чем парень из деревни, однако в конце как один, так и другой защитили свои дипломные работы на десять баллов. Считаем, что у молодых людей в сельской местности есть хорошие шансы в жизни, потому что им нужно приложить больше усилий и работы, чтобы добиться успеха". У сына Андруковича не возникло проблем с трудоустройством после учебы - он уже пять лет работает в Риге.

У семьи Бартулей похожая история обучения детей. Валентина Бартуле по национальности русская, она родилась и выросла в Алуксне, где еще в детстве, играя во дворе вместе с другими детьми, хорошо выучила латышский язык. Полученные в детстве знания латышского языка в свое время помогли во время учебы на агронома в Латвийской сельскохозяйственной академии. Со своим мужем Евгением, белорусом по национальности, Валентина познакомилась именно в период учебы. После учебы муж вернулся в Индру, вместе с ним сюда приехала и Валентина.

В Индре большинство жителей говорят по-русски - так же в семье Валентины и Евгения. У них трое детей. Сын Николай в настоящее время живет и работает в Риге, а дочери Татьяна и Алла - в Даугавпилсе. У каждого из детей теперь своя семья - тоже смешанных национальностей. Сын учился на русском, старшая дочь начала учиться в русском потоке, но через некоторое время учитель предложил ей перейти на обучение на латышском языке: «Сначала было страшно, потому что не все предметы ей давались одинаково хорошо, и были опасения, что смена языка обучения может усложнить процесс и ухудшить успеваемость. Однако через некоторое время мы решили попробовать. Младшая дочь с самого начала обучалась на латышском языке».


Чтобы государственный язык не был китайской грамотой


Методист отдела образования Агентства латышского языка Эрика Пичукане подчеркивает, что среди семей иммигрантов и ремигрантов довольно много смешанных семей: "Чаще всего это семьи, в которых мать - латышка, а отец - подданный другой страны. В моей практике было всего несколько семей, в которых отец был латышом. Этим семьям было намного труднее, потому что отцу приходилось зарабатывать на жизнь, ходить со всеми членами семьи в различные учреждения. Все иммигранты имеют возможность получать консультации и участвовать в интеграционных мероприятиях в обществе "Drošā māja".
Основываясь на своем опыте, Пичукане говорит, что у детей школьного возраста трудности с языком возникают в первый год, пока он не освоен на соответствующем уровне и пока ученик знакомится с новой средой. Если кто-то в семье говорит по-латышски, это для ребенка дополнительная поддержка: "Агентство латышского языка, а также другие учреждения регулярно организуют для учителей курсы по включению приезжих и методикам преподавания. Школьные коллективы идут навстречу и стараются подбодрить как детей, так и родителей. «В настоящее время в Латвии доступны бесплатные курсы латышского языка для граждан третьих стран (взрослых). Спрос превышает предложение: "К сожалению, если супруг(-а) является гражданином Европейской страны, он не может посещать эти курсы. Однако на веб-сайте Агентства латышского языка есть много ресурсов для обучения. Самое трудное - это всегда начало». Чтобы помочь учителям и приезжим в процессе обучения, учебные материалы для всех уровней владения языком обобщены в удобной для чтения и легко доступной форме:

https://maciunmacies.valoda.lv/wp-content/uploads/2021/09/A-limenis.pdf

https://maciunmacies.valoda.lv/wp-content/uploads/2021/09/B-limenis.pdf

https://maciunmacies.valoda.lv/wp-content/uploads/2021/09/C-limenis.pdf


Директор секретариата Фонда общественной интеграции Зайга Пуце подчеркивает, что языковой барьер также создает проблемы, связанные с выходом на рынок труда: "Граждане третьих стран имеют проблемы с признанием документов об образовании, если человек не получил это образование в Латвии. Аналогичная проблема была и с признанием водительских прав. Однако влияние пандемии "Covid-19" и возможности удаленной работы увеличили трудоустройство за рубежом, при этом оставаясь в Латвии».


Смешанная семья - преимущество
В настоящее время, оглядываясь на трудный переходный период от обучения на русском к обучению на латышском, Валентина делится опытом, который может помочь другим семьям: «Выучить язык помогает чтение. Кроме того, желательно делать это вслух, чтобы ребенок мог сам себя слышать. Так увеличивается словарный запас и улучшается грамотность. К сожалению, сейчас трудно завлечь внуков читать книги». Валентина не сожалеет о том, что ее дети учились на латышском языке: «Таким образом, они сохранили как родной язык, так и очень хорошо выучили латышский. Это облегчило им как учебу в университете, так и поиск хорошей работы. Кроме того, дети из смешанных семей могут изучать разные языки и знакомиться с разными культурами - потом им легче понять представителей обеих сторон».

Рута Андруковича также согласна с тем, что разные культуры ребенку только на пользу: «В качестве одного из самых больших преимуществ смешанных семей я могу упомянуть красивых и умных детей (смеется). Дети, которые растут в таких семьях, имеют более разнообразное представление о культуре. Не зря есть такая пословица, чем больше языков ты знаешь, тем больше раз ты человек». Семья Сукелисов убеждена, что плюсом для семей смешанных национальностей является возможность лучше узнать другую сторону: «Это как выбрать жениха или невесту - те, кто живут в соседней деревне, кажутся лучше». Зинаида считает, что латыши и украинки могут создавать очень хорошие пары, потому что латыши спокойны, а украинки темпераментны, поэтому получается хороший тандем: «Я всегда хотела все быстро, а муж никогда никуда не торопится».

Политические разногласия
Семьи признают, что не всегда мнения и взгляды совпадают по разным вопросам - например, в семье Руты и Андрея Андруковичей различаются политические взгляды: «Бывает, что в доме гости, и начинаются разговоры на разные политические темы. Я стараюсь не вмешиваться в эти дискуссии. Андрей работает истопником и информацию о происходящем в Латвии узнает на работе, где с самого утра слушает радио "Домская площадь". Он всегда в курсе происходящего, уже за завтраком часто рассказывает мне различные актуальные события. Я вечером смотрю «Панораму». Муж практически не смотрит телеканалы на латышском языке».
Валентина Бартуле старается избегать большой политики, но очекнь больно, когда из-за независящих от тебя событий чувствуешь себя виноватым в том, что ты русский: «Я сегодня объясняю своим внукам - если идет война, это большая беда для всех. Моя мама рассказывала мне о своей хозяйке, у которой было два сына, один из которых был в Красной Армии, а другой был призван в легион. Пришли одни - забрали одного, пришли другие - забрали другого, и там ничего невозможно было сделать. Много лет у меня был внутренний протест, я никак не могла принять то, что мне, которая родилась и выросла в Латвии и не имеет другой родины, надо платить деньги и сдавать экзамены на гражданство, чтобы что-то доказать».

 

Отношение общества - разное
Валентина признает, что ей грустно от того, насколько у Латвии сложные отношения с Россией: "Если бы отношения были лучше, можно было бы чаще посещать могилу отца, который покоится на приграничной территории - в Лаврах Псковской области. Можно было бы чаще встречаться с сестрой, которая живет в Нижнем Новгороде. Мне очень не нравится, что каждый раз перед выборами как с одной, так и с другой стороны происходит политизация латвийско-российских отношений, что создает ненужную напряженность между русскоговорящими и латышскоговорящими, потому что повседневные отношения между людьми нормальные». Прошло уже 30 лет - сколько можно говорить об одном и том же? Некоторые уже настолько заговорились, что утверждают: люди не вакцинируются, потому что говорящие на русском языке не понимают призывов. Это уже смешно. Кто угодно может включить то же радио «Домская площадь» - там обо всем рассказано». Зинаида Сукеле считает, что жить в Латвии очень хорошо, до сих пор мысли переехать обратно в Украину не было: «Переехать в Россию мне тоже предлагали. Ну как я одна, а как же мой муж? Я уже считаю, что моя родина здесь, в Латвии - здесь живут мои дети и внуки. Мне всегда нравилась Латвия».

Какое у нас общество? Зинаида заметила, что люди разные - как и в любой стране: «Есть люди, которым нравится всячески выговориться, например, слышала - ну что ты тут сидишь, возвращаешься в свою Украину! Но такие люди есть везде, в любой нации. В таких случаях обычно я отшучиваюсь, чтобы не переживали, потому что два метра на кладбище всем будет, а если кому-то не хватит, то я уступлю свои". Супруги сказали, что никогда ни у кого не просили помощи: «Мы всегда справлялись сами. Спасибо сыну, который живет в Норвегии и может нам помочь».

Как поддерживают интеграцию
Директор секретариата Фонда общественной интеграции Зайга Пуце подчеркивает, что смешанные семьи уже не новость в Латвии из-за глобальной миграции. Тенденции показывают, что их число продолжит расти: «Наиболее распространенные проблемы, с которыми сталкиваются смешанные семьи во всем мире, - это трудность "прижиться" из-за культурных различий. Отсутствие языковых навыков, что мешает включиться в учебу или работу, самостоятельно решать различные практические и юридические вопросы, а также существует риск социальной изоляции - значительно ограниченные возможности контакта с родственниками партнера, приобретением новых друзей, знакомых». Социальная терпимость к иному также имеет решающее значение. По словам Пуце: «Особенно тяжело интегрироваться семьям, в которых кто-то имеет другой цвет кожи или принадлежит к совершенно другой культуре. В этих случаях нередко приходится сталкиваться с большей нетерпимостью, непониманием, возможно, даже враждебными высказываниями. Часто проблемы носят бытовой характер - трудности с поиском жилья. Фонд общественной интеграции некоторое время назад обратил внимание на эту проблему своей информационной кампанией «Семь историй о нас».
Также оказывается поддержка различным инициативам негосударственных организаций в реализации проектов в отношении нацменьшинств, семей или в области культуры с целью создания условий для активного и разнообразного участия и сотрудничества между группами общества в разных сферах жизни, одновременно способствуя интеграции смешанных семей в общество.

Проект «Содействие разнообразию» способствует развитию толерантности. В контексте информационной кампании «Открытость - это ценность» организуются различные мероприятия, такие как открытые дискуссии, статьи лидеров мнений, диалоги с работодателями и молодежью. Работодателям предоставляются меры поддержки, которые помогают создать инклюзивную рабочую среду, ввести принципы управления в условиях разнообразия и предотвратить дискриминацию.
Эрика Пичукане считает, что языковые курсы следует предлагать приезжим с небольшой суммой их собственного софинансирования: «Такие курсы должны быть доступны в течение всего года, а не только во время, когда реализуется проект. Чтобы языковые курсы были качественными, языковые школы должны быть аккредитованы, а для учителей должны быть организованы регулярные и обязательные курсы повышения квалификации - не реже одного раза в три года».
Зайга Пуце добавляет, что в Латвии всегда были смешанные семьи: «Раньше мы могли больше говорить о смешанных семьях латышско- и русскоговорящих, а теперь мы видим все больше и больше семей, в которых один или несколько членов семьи не родились и выросли в Латвия. Ситуация постепенно улучшается. Общество становится более открытым для разнообразия».

 


The publication of this story was supported by a grant from the NewsSpectrum Fellowship programme.

Публикация создана при поддержке программы "NewsSpectrum Fellowship" 

Komentāri

Lai pievienotu rakstam savu komentāru, nav jāsniedz personiska rakstura informācija. IP adrese, no kuras rakstīts komentārs, ir zināma tikai LL redakcijai un tā netiek izsniegta trešajām personām.

Redakcija izdzēsīs neētiskus un rupjus komentārus, kuri aizskar cilvēka cieņu un godu vai veicina rasu un nāciju naidu.