„Latgales Laiks” iznāk latviešu un krievu valodās visā Dienvidlatgalē un Sēlijā, „Latgales Laiks” latviešu valodā aptver Daugavpils pilsētu, Augšdaugavas novadu un apkārtējos novadus un pilsētas.
2024. gada 4. marts
Pirmdiena
Alise, Auce, Enija
-0.8 °C
nedaudz mākoņains

Родной очаг согреет всех

Anatolijs Krilovs

Герой этого материала ныне житель усадьбы «Тауркалне» Вецсалиенской волости Аугшдаугавского края, Жан Вильман обустраивается там, где когда–то проходило его детство и юношеские годы – рядом со старым жилищем. Здесь он сооружает красивый и добротный бревенчатый дом и создает соответствующую инфраструктуру, объясняя свои действия тем, что притяжение к родным местам, куда бы не забрасывала судьба, всегда занимало его мысли и душу.

Есть смелые люди

Несколько лет тому назад мне совершенно случайно довелось побывать в этих краях. Тогда на хуторе «Тауркалне» жил отец Жана Донат Вильман. В период колхозов он работал механизатором. Донат, или как в народе его звали Доня, держал хозяйство, помнится, коня, корову, свиней и прочую живность, а также обрабатывал огороды. Донату тогда не было еще 70 лет, он был крепок и вынослив, но случилось так, что мужчина скоропостижно скончался.

И вот журналистские пути–дороги на днях снова привели меня сюда. Смотрю и глазам не верю. Рядом со старым и ветхим домишком, в котором жил Донат, возвышаются поистине царские хоромы – добротный дом, рядом располагаются мастерские и красивые пруды, а вокруг элементы ландшафтного дизайна. Хозяин усадьбы представился Жаном – сыном Доната.

Радует, что появляются смелые и решительные люди, которые не сидят сложа руки, жалуясь на жизнь, а возрождают ее. Да еще дома строят!

Внешне Жан пошел в отца – он высокого роста, подтянут и строен, ему 52 года, у него есть младший брат Марек, который находится в Словакии. У Жана две дочери и сын, они живут отдельно.

В свое время Жан с Мареком учились в Салиенской средней школе, после чего в 1989 году старший брат отправился на службу в армию в Калининградскую область в город Черняховск. После демобилизации в 1991 году Жан трудился на всевозможных работах в разных городах Латвии, в том числе в Риге: «Но свой родной угол я никогда не забывал и всегда наведывался к отцу, по мере возможности помогая, так как к крестьянскому труду был приучен с детства – умел и на земле работать, и за скотиной ухаживать. Но в то время у меня не было мыслей, чтобы перебраться поближе к дому. Потребность в этом пришла со временем. Думаю, что чувство привязанности к родным краям больше свойственно тем, кто появился на свет Божий в деревне, а не в городе».

Были зажиточными людьми

Жан рассказал о истории своего генеалогического древа, которое берет начало более 100 лет тому назад. Его предки находились тогда на правобережье Даугавы, аккурат, напротив нынешнего места проживания их потомка, кстати, в деревушке Вильманы созвучной с их фамилией: «После того как их дом сгорел, мои дедушка, тоже Донат, и бабушка Александрина переселились сюда. Здесь они купили 27 гектаров земли и построили дом, в котором жил я с родителями и проходило мое с братом детство. Дед с бабушкой были зажиточными людьми. Они имели крепкое хозяйство, помимо этого мастерскую по обработке овечьей шерсти и зерновой ток с ветряной мельницей. Кстати у бабушки было 9 детей».

Наследственная земля впоследствии была поровну разделена между родственниками Жана, часть надела досталась и ему – это огромное поле, примыкающее вплотную к хутору. Домашних животных и огородов Жан не держит. Есть, правда, на хуторе пес – охранник, мало напоминающий грозного волкодава, по кличке Тузик, тем не менее, несмотря на свой более чем скромный экстерьер, ревностно несущий сторожевую службу.

В родные места

Понять Жана несложно. Есть люди, для которых слово родина и милые сердцу места, где проходило детство и жизнь, - не более, чем пустой звук. У них нет к этому никакой привязанности и чувств. У героя этого материала все наоборот: «Без патетики скажу, что это огромное счастье – после скитаний по свету и разных жизненных неурядиц вернуться в отчий дом, пусть даже старенький, где до сих пор греют стены и воспоминания о проведенной в нем части жизни. Даже находиться рядом с родным очагом – это уже приятно. Ко всему сохранилась старенькая банька. Возле нее выросла береза, где всегда растет много грибов».

Желание податься в родные места у Жана особенно обострилось после смерти отца в 2016 году. Он стал опасаться, что дом может попросту исчезнуть, а, значит, лишится родного очага, которому по плану в будущем отводится особая почетная роль – стать эдаким музеем этнографии и истории семейства Вильман.

В решении этого и других вопросов обустройства усадьбы большую помощь Жану оказывает его нынешняя спутница жизни Инара. Она является не только творческой вдохновительницей своей второй половины, но и занимается дизайном, а также проблемами реновации: «Я во всем стараюсь поддержать Жана и помочь. Мы почистили старые пруды, дно которых устлано голубой глиной, облагородили колодец, выполнили много другой нужной и полезной работы. Также занимаюсь сбором лечебно - лекарственных трав. Ведь здесь благословленные места».

Во многом именно благодаря Инаре стало сооружаться это родовое гнездо семейства Вильман. Женщина планирует, что здесь со временем будут собираться родные, родственники и близкие, которым будет что поведать друг другу.

Именно по этой причине новое строение Жан называет гостевым домом. Впереди огромный фронт работ, однако, дело движется. Но почему именно из бревен? «Как можно представить себе в этих божественной красоты местах дом из керамзита или кирпича, да еще, например, красной крышей? Это полнейшая дисгармония с окружающей девственной природой. К тому же я очень люблю дерево как материал».

И плов готов!

Жан пояснил, что еще с детства был приучен столярничать и мастерить, поэтому сделать какую – либо мебель для него не составляет труда. А также домашнюю утварь, например, деревянные ложки и поварешки. Мужчина планирует приобрести деревообрабатывающий станок, чтобы расширить ассортимент изготовляемой им продукции. Кстати, все в доме будет выполнено из натурального материала.

В гости к Жану, чтобы снять стресс от суматошной суеты городского быта, каждый год приезжает его давний друг Мариус, проживающий в Вильнюсе. Ему среди этой красоты, тишины и покоя хватает всего 3-4 дней, чтобы набраться сил и энергии и вновь продолжить работу в столице Литвы. Однако друг не только предается пассивному отдыху, но и оказывает помощь Жану. Вместе они заливали фундамент дома.

Во время моего пребывания у Жана мы с Мариусом говорили о жизни в Латвии и Литве. Особенно его восхищает близость Даугавы – всего в нескольких сотнях метров от хутора.

Жан приготовил плов, которым нас угощал. Слов нет, не в качестве излишней похвалы повару, но блюдо, в самом деле, получилось восхитительным. Хозяин объяснил это особенностью посудины, в которой плов готовился, но при этом не забыл отдать должное таджику, с которым служил в армии, научившем латвийца тонкостям приготовления классической восточной национальной еды. И, конечно же, мастерство повара.