„Latgales Laiks” iznāk latviešu un krievu valodās visā Dienvidlatgalē un Sēlijā, „Latgales Laiks” latviešu valodā aptver Daugavpils pilsētu, Augšdaugavas novadu un apkārtējos novadus un pilsētas.
2024. gada 4. marts
Pirmdiena
Alise, Auce, Enija
-0.7 °C
daži mākoņi

Латгальская Мара

Valentīns Lukaševičs

В августе 2022 года исполнилось 30 лет со дня открытия в Резекне восстановленного памятника освобождения Латгалии, называемого в народе как Латгальская Мара. Впервые памятник был установлен в период расцвета правления Улманиса, а в 1992 году был возрожден вновь. Мне даже кажется, что этот третий раз был самым естественным и сердечным.

16 декабря 1924 года правители города Резекне приняли решение об установке в городе памятника, посвященного освобождению Латгалии от иноземной власти. Эту дату можно считать рождением идеи памятника.

Поскольку одной из функций памятника такого типа является проведение церемоний и ритуалов в непосредственной близости от него, одновременно обсуждались два вопроса: во-первых, где должен быть установлен памятник и, во-вторых, как он должен выглядеть.

Было много предложений и дискуссий по поводу места (например, на Резекненском городище) и облика (например, обелиск), но Комиссия по стротельству памятника решила, что памятник будет сооружен перед зданием Дома правления города Резекне и будет фигуральным.

6 июня 1930 года часовня, посвященная императору Александру II,1 стоявшая перед зданием городской управы, была разобрана и перенесена на другое место, а на ее месте освящен закладной камень планируемого памятника.2

Приходилось преодолевать множество превратностей - немного поменялось место строительства, расходы на строительство памятника все время росли, поменялась концепция окрестностей памятника, только осенью 1934 года было решено, как будет выглядеть памятник, умер председатель строительной комиссии и т.д.3

В 1937 году было решено, что на постаменте памятника будут изображены гербы всех четырех городов Латгальского округа (Резекне, Лудза, Даугавпилс, Яунлатгале) и образы Боев за свободу,4 но в итоге постамент был создан без всего этого, поместив на него надпись "Едины для Латвии".5

Работы по установке памятника начались 1 июля 1939 года. Ими руководил О. Метумс, а строительством площади памятника руководил инженер А. Зилевицс, а озеленением - директор "Rīgas dārzi" Андрей Зейдакс.

Фундамент был вкопан в землю на глубину 3,5 м, каждая сторона фундамента имела размер 5,8 м. В фундамент были вмурованы 8 железных балок.

Постамент памятника был выполнен из красного финского гранита и имел высоту 5 м. Фигуры были выполнены из бронзы, также отлиты в Финляндии, и имели высоту 6 м.

Постамент 5 м + фигуры 6 м = общая высота памятника 11 м.

Общая стоимость памятника составила около 60 000 латов.

Одновременно с памятником была построена, возможно, первая в Резекне специальная велосипедная дорожка - по "бокам" аллеи Атбривошанас еще будет велосипедная дорожка, которая будет построена после завершения строительства проезжей части улицы. Между велодорожкой и тротуарами планируется разместить насаждения".6

Начало Второй мировой войны "затенило" открытие памятника. 8 сентября 1939 года, в день Рождества Богородицы, памятник (автор эскиза - Леонс Томашицкис, скульптор Карлис Янсонс) наконец-то был торжественно открыт.7

В момент открытия было много необычных знаков и мистики, которые люди тогда и сейчас интерпретируют совершенно по-разному. Размышления вызывали и вызывают до сих пор официальные лица, которые и в каком количестве пришли на открытие памятника.

Хотя памятник состоит из трех пирамидально ориентированных фигур - 1) в пасталах, обнаженный до пояса срывающий оковы, 2) народной девицы, которая, стоя на коленях и погружаясь в молитву, преподносит срывающему оковы в благодарность гирлянду из дубовых листьев, и 3) центральной женской фигуры, держащей в поднятой правой руке золотой крест - народ стал считать две нижние фигуры либо верхним украшением постамента, либо менее важными в плане значимости.

Памятник ориентирован на юг. Если на небе светит солнце, то оно обязательно освещает лики фигур на памятнике, в том числе и священную сторону креста. Видимо, таков был замысел авторов памятника.

Издалека многие существенные детали памятника не видны. Если смотреть, например, даже в театральный бинокль, то можно рассмотреть какой конкретно сактой8 приколота одежда Мары, какой венок на ее голове и т.д.

Не очень понятно, она полушагает или нажимает на что-то левой ногой, что-то подминает.

Образ Латгальской Мары стилизован под образ Мадонны.9

Обычно под ногами Мадонны находится змея, но здесь массивная обувь Мары (Мара не в пасталах и не босиком)10 стоит поверх ребристых оков, которые визуально напоминают змей.

Народная девица прижимает рукой эти цепи к земле, Мара наступает ногой, а мускулистый солдат мечом перерубил одну из цепей (почему не все?).

После креста на самом верху в правой руке Мары другой наиболее значимый объект этого памятника находится под левой ногой Мары. Если крест видят все, то то, что находится под ногами Мары, замечают немногие.

В верхней части фигуры женщины из складок одеяния выступает правая грудь, а в нижней из складок юбки - левая нога.

Одежду Мары можно разделить на две группы - складки и гладкая ткань, которые вместе подчеркивают динамику.

Я сфотографировал Латгальскую Мару с дрона. Пытаюсь заглянуть в ее глаза и понять - куда направлен ее взгляд? На крест, который она держит в руках? Или куда-то еще - на Небо, Вперед, на Грозовые облака?

Рот полуоткрыт. Как-будто шепчет что-то священное и важное. Или дышит ртом, когда из-за бега или волнения никак иначе.

Другая рука Мары, которая без креста, поднята на уровне плеч, открытой ладонью вверх.

На официальных фотографиях монархов в обеих руках они обычно держат атрибуты власти. Здесь же в одной руке над всем поднятый крест, а другая, пустая рука, является объектом моих раздумий.

Памятник будоражит мои мысли, а также поэтическое воображение.

 

"Verūs iz viersu,

Iz zaltu

I bronzu.

Iz juos bruņčim.

Nui, lyndraki.

Tikai tys

Par garu.

A tai –

Mozi zylumeni,

Redzīs venys

I kaču nadzeni.

Taidys

Latgolys Muorys

Kuojis."11

 

13 августа 1992 года отреставрированный во второй раз памятник был торжественно открыт в третий раз.

Был солнечный, но ветреный и облачный день, мы с Освальдом Кравалисом стояли на лужайке перед Новой гостиницей. Было много людей. Из выступающих помню архиепископа12 Яниса Пуятса и поэтессу Анну Ранцане, а также народных танцоров и парад военных.

Когда в 1992 году Латгальская Мара была восстановлена, многие думали, что это памятник католической Латвии. Другие, считая главным в памятнике лозунг на постаменте, называли его Памятником Едины для Латвии и считали его памятником вхождения Латгалии в состав единого государства.

На латгальском языке написано довольно много стихотворений, посвященных памятнику или в которых Латгальская Мара является символом или олицетворением.

Чаще всего в стихах описывается внешний вид памятника, подчеркиваются его символические значения, проводятся параллели между судьбой памятника и судьбой народа.

В стихотворении Эвалда Клуйса "Резекне" Латгальская Мара изображена как обязательный, необходимый атрибут13 города - "Сердце Латгалии", а также как покровительница, благодаря заботе которой и в Резекне, и во всей Латгалии можно сократить безработицу, увеличить производство и т.д.

Вилис Дзервиникс в стихотворении "Pīminekļam Latgolas Mōra" сравнивает разрушенный во время советской оккупации памятник с уничтоженным в те времена Стабурагсом.14 В стихотворении центральным является мотив затонувших замков, непробужденных героев.15

В стихотворении Андриса Вейанса "Mōra bolss" той, кто обращается к читателю, является Латгальская Мара. В начале она рассказывает о себе, затем обращается к народу:

 

"Nu jyusu mīlesteibas skaista plaukšu.

Un zīdēšu, kur kolnu vēji dzīd,

Un jyusus leidza augt un dzeivōt saukšu".16

 

Стихотворение Андрися Вейанса заканчивается не привычным призывом объединиться, а возвыситься (точнее, автор перефразирует, зачем нам это единство нужно):

 

"Mes vysi kūpā ceļsimēs uz augšu!"

 

 

1. За перенос часовни была выплачена большая компенсация.

2. V. Rēzeknes krīvu „časovņas” vītā ceļs Latgolas atbreivōšonas pīminekli // „Jauno Straume", 07.06.1930.

3. Līpenīte A. „Latgales Māras” biogrāfija // „Rēzeknes Vēstis", 11.08.2007.

4. Rēzeknes pilsētas valdes ēkas simts gadi // „Latgales Vēstnesis”, 21.07.1937.

5. Во многом под влиянием этого названия родился мой метатеоретический термин "Citādi latviskais".

6. Top Latgales atbrīvošanas piemineklis // „Daugavas Vēstnesis”, 19.08.1939.

7. Фактология, исторический фон строительства памятника и его многочисленных открытий изображены в документальном фильме «Latgales Māras ceļs» (режиссер Волдемар Ивдрис, видео режиссер Марис Юстс, 2009).

8. Виллайне застегнута круглой девятиконечной сактой. Тесьма на шее тоже закреплена небольшой сактой.

9. Интересно, что по эскизам Леона Томашицкого в 1934 году была создана скульптура Лудзенской Мадонны.

10. Босая, например, Лузнавская Мадонна.

11. Lukaševičs V. Pādi navā svāti – [B.v.]: Cymuss, 2020., 70.lpp.

12. Янис Пуятс возведен в сан кардинала в 1998 году, провозглашен в 2001 году.

13. Klujs Ē. Dvēseles seja — Rēzekne: LKC, 2001., 9.lpp.

14. Dzērvinīks V. Sidrabainas asaru lāsītes – Ludza: BEN, 1992., 47. lpp.

15. Этот мотив можно смело назвать основной идеей любого народного романтизма.

16. Vējāns A. Rāznas krūze – Rīga: Sprīdītis, 1997., 92. lpp.