„Latgales Laiks” iznāk latviešu un krievu valodās visā Dienvidlatgalē un Sēlijā, „Latgales Laiks” latviešu valodā aptver Daugavpils pilsētu, Augšdaugavas novadu un apkārtējos novadus un pilsētas.
2024. gada 29. februāris
Ceturtdiena
+3.1 °C
apmācies

Садники – поселок контрастов

Anatolijs Krilovs

Поселок Садники располагается в Таборской волости Аугшдаугавского края. Здесь живет разный люд: трудовой и пенсионеры, с нормальным материальным достатком и живущие на скромные доходы. Тут стоят красивые дома, а рядом с ними – победнее и даже остовы обиталищ, пострадавшие от пожаров. Но, главное, в Садниках живут общительные и доброжелательные люди.

Костел, как перст Божий

В местечке Элерне, которое находится в километре от Садников, некогда был сельский клуб и библиотека, теперь это заброшенное, заросшее кустами и травой, здание. Рядом опустевший, заброшенный жилой дом с заколоченными окнами. По дороге от Элерне в Садники с левой стороны пустующее и тоже наводящее тоску здание бывшего магазина. Грустно становится от такой картины… Но что действительно украшает всю округу, так это выдержанный в строгом готическом стиле – без излишеств, белостенный католический костел Вознесения Христа, видный, словно перст Божий, издалека. 13 сентября храму исполнится 373 года.

В поселке находится около 30 домов, главной и единственной улицей считается протянувшаяся вдоль всего населенного пункта - по его же названию – Садники. В колхозный период на ней для крестьян были построены типовые кирпичные дома, в которых до их пор проживают люди, кое - кто даже с того самого времени, иные приобрели недвижимость в качестве дач или жилья не так давно, после чего реновировали, обустроили и обитают в них в свое удовольствие.

Общее впечатление от поселка и округи неплохое, если бы не пугающие глаз зримые призраки – каркасы бывших строений колхозных времен.

Крутые повороты жизни

В одном из таких домов более 30 лет живет 69 – летний Леонид Рудан вместе со своей супругой, во дворе жилища красота – клумбы с цветами и разные декорации.

Леонид родился в Даугавпилсе, учился во 2 средней школе, однако 9 класс заканчивал в Юрмале. Как рассказал Леонид, по его выражению «не для протокола», впоследствии жизнь иногда делала столь крутые повороты, что наш герой в них не вписывался. В Ницгале во времена так называемой перестройки он лишился собственного жилья, затем на протяжении 20 лет жил без паспорта. Но теперь у Леонида жизнь наладилась, есть свой угол, спутница жизни и верная супруга Алла, с которой он состоит в браке без малого треть века и, конечно, все положенные документы. Европа как – никак… После Ницгале пути – дороги и привели Леонида Леонидовича в поселок Садники.

Но зато трудовую деятельность Леонид начал с 16-ти лет, тогда на ЗПЦ он освоил профессию автоматчика - клепал звенья цепей. После этого сменил много разных профессий, в том числе на заводе Химволокна и других предприятиях и производственных участках Даугавпилса. Леониду довелось даже потрудиться художником – оформителем в Калупе: «С детства у меня проявились способности к рисованию. Со временем это увлечение переросло в потребность самовыражения через художество и оформительство».

Супруга Леонида Алла в настоящее время ухаживает за престарелым больным человеком, что мужчину и удивляет, и восхищает в том смысле, что – это очень тяжелый и ответственный труд и сколько его любимой женщине требуется терпения и внимания для выполнения своих обязанностей.

В свое время супруги держали полноценное хозяйство с набором всех домашних животных: две коровы, свиньи, кролики и куры. Сейчас осталась только птица да огородик для личных потребностей.

Дочь супругов Диана закончила в Риге консерваторию, она поет. Есть внучка. Они живут в Эмиратах.

Леонид рассказал, что его родной брат Мечислав когда–то, в советские времена, стоял у истоков развития и популяризации в Даугавпилсе и Латвии картинга: «Брат очень много сделал для этого вида спорта, ставшего по сути отечественным. На гаревую дорожку спидвея не каждый может выйти, а вот порулить картингом – это уже для более широкой возрастной категории. Забавное занятие было…».

Вода, похожая на чай

Почти напротив дома Леонида работал мужчина, представившийся Олегом. Во дворе из стальной клетки рвались на свободу два свирепых громадных пса породы алабай. Олег рассказал, что хозяйкой этого дома является его дочь Солвейга, а сам он живет в Даугавпилсе, откуда приезжает, чтобы оказать помощь наследнице. Дом куплен давно, сейчас он обустраивается и достраивается. Из проблем поселка Олег назвал плохое качество асфальтовой дороги, которая давным-давно была проложена по улице Садники – выбоины и трещины. Хотя, положа руку на сердце, в микрорайонах Даугавпилс пыльных грунтовок еще полным-полно. А тут в глубинке от поселков Садники до Таборе асфальт! Но жалоба есть жалоба. Еще не удовлетворяет Олега то, что последний автобус из Даугавпилса уходит в сторону Садников 17.35, из-за чего многие из тех, кто работает в городе до более позднего времени, не могут добраться домой.

Но самое плохое – это отвратительно качество воды, которая подается в дома с оборудованным водоснабжением: «По цвету она настолько ржавая, что похожа на чай. Пить ее нельзя, стирать белье – тоже, мыть посуду – тем более. Поэтому мы пользуемся привозной водой, что очень проблематично».

В одном из домов красил плиту мужчина по имени Павел. После смерти родителей он и его сестра досматривают и технически поддерживают жилище: «Что тут говорить про поселок… Было время – он процветал и развивался. Но это в прошлом. Сейчас это населенный пункт, преимущественно, инвалидов и пенсионеров. Ситуация как после войны! Разруха и безлюдье… Есть, конечно, здесь более респектабельные жители, но общая перспектива не радует».

Человек удивительной судьбы

Из леса с корзинами полными грибов возвращался, как он представился, Геннадий Пилинович, которому 50 лет. Живет мужчина в местечке Цыбулевка, что в Таборской волости, а в Садниках у Геннадия проживают тесть и теща.

Главной проблемой поселка мужчина считает портящие внешний вид сгоревшие дома, а также полуразрушенные строения советских времен, которые до сих пор не снесены: «Но это не так просто сделать, так как стоят они на чьей-то земле и потому волость, видимо, не в силах быстро решить этот вопрос».

Геннадий на протяжении почти 6 лет работает на кладбище, занимаясь обустройством: «До этого кем я только не трудился. На ЛРЗ, Химволокно, мебельном комбинате. Была у нас с братом своя фирма по изготовлению мебели на заказ. Словом, я мастер на все руки от скуки. Могу работать на тракторе и другой технике. Все в жизни может пригодиться».

Поселок Садники для Геннадия – не пустое место, ведь здесь проживают престарелые родители его супруги Натальи, врача–реаниматолога по специальности, которых они оба постоянно навещают и оказывают помощь.

Кстати, Наталья и Геннадий недавно отметили «серебряный» юбилей совместного проживания. Есть у них 27–летний сын Александр, он проживает и трудится в Англии. Геннадий сам там был – 5 с половиной лет, где выполнял разные низкоквалифицированные работы. После чего решил вернуться в родные края, а Александр остался в Соединенном королевстве.

На вопрос к собеседнику, с кем еще автору этих строк можно было бы в поселке пообщаться по душам, Геннадий, не задумываясь, посоветовал, что это его тесть – 90–летний Шерст Никита Иович, находящийся в добром физическом здравии, трезвом уме и при хорошей памяти.

Так я и сделал, и не пожалел. Об этом человеке удивительной и богатой событиями судьбы будет написано отдельно в ближайшем номере газеты «Латгалес Лайкс». Но коротко для данного материала. Родился долгожитель в этом же поселке, где поныне и живет со своей супругой, 81–летней Феодорой Лифантьевной – уже 55 лет, которые были недавно торжественно отмечены.

У юбиляра живой ум, он энергичен, подвижен и внимателен. А, главное, интересен в общении.