„Latgales Laiks” iznāk latviešu un krievu valodās visā Dienvidlatgalē un Sēlijā, „Latgales Laiks” latviešu valodā aptver Daugavpils pilsētu, Augšdaugavas novadu un apkārtējos novadus un pilsētas.
2024. gada 16. jūnijs
Svētdiena
Justīne, Juta
+10.6 °C
daži mākoņi

Коровы, картофель и сублимация

Anatolijs Krilovs

Пугающее слово сублимация - это всего лишь способ консервирования продуктов путем быстрого и полного удаления влаги. Не имея возможности реализовать плодово-ягодную продукцию в больших объемах, процессом сублимации занимается владелец биологического приусадебного хозяйства «Vecmežiņi», расположенного в местечке Вецуми Калупской волости Аугшдаугавского края, Нормунд Розенталс и его семья. Но основной деятельностью для них все же является традиционное для наших краев сельхозпроизводство.

Начинал с телят

Герою этого материала 53 года. Он родился в Мадоне, там же начал учиться в средней школе, однако заканчивал ее в Цесисе, откуда пошел учиться на столяра-мебельщика.

Срочную службу с 1988 по 1990 год Нормунд проходил сначала в учебной школе в Адажи, а затем – в Калининграде в артиллерийских войсках.

После армии трудился на разных работах, в том числе в Прейли на Комбинате бытового обслуживания и даже на лесоповале в Калупской волости - сюда семья переехала из Мадоны. Однажды без объяснения причины Нормунда уволили, и он остался без дела. Спасла Европа - Ирландия, куда он отправился в поисках заработка и лучшей жизни. Но жизнь за «бугром» мало чем отличалась от работы на родине – тот же низкоквалифицированный труд.

В Ирландии Нормунд пробыл около 4 лет, после этого вернулся домой. На календаре был 2001 год. «Встал вопрос – что мне делать дальше? Ведь у меня была семья, которую требовалось содержать. Мы с супругой решили разводить скот, а столярное дело стало для меня как хобби. Начал покупать телок мясной породы. Сначала пару-тройку голов, ведь они дорогие, потом стадо постепенно увеличивалось, пока не достигло нескольких десятков животных», - рассказывает фермер.

Одновременно Нормунд посадил сад на территории в полтора гектара – это сотни яблонь и ягодных кустарников. Сливы и груши были возле дома.

По новой чудо-технологии

Время шло, огромный сад вырос и стал плодоносить, казалось бы, вот они – живые деньги: «Однако продукция спросом не пользовалась – ни сами плоды, ни соки, изготовленные из них. Люди покупали, но не в объемах, которые бы меня устраивали и давали доход. По-большому счету кому сегодня нужны яблоки? Помимо всего, у нас биологическое хозяйство, а, значит, цена на продукцию должна быть выше, чем у обычного. Но не все это понимают».

Однако, как иногда бывает в таких случаях, выход из, казалось бы, безвыходной ситуации, нашелся совершенно случайно. «Однажды в интернете я столкнулся с информацией о том, что фрукты, овощи и все остальное можно перерабатывать по оригинальной технологии – с помощью лиофилизации – первого шага заморозки продуктов. После этого в условиях высокого вакуума происходит сублимация воды – переход льда в пар, минуя жидкую фазу. Получается сухой продукт, который хранится очень долго. Меня это заинтересовало. Это было что-то новое и необычное. Мы подали проект, и он оказался успешным. Это позволило приобрести две недешевые установки», - рассказывает Нормунд.

Пропускная мощность каждой составляет 5-6 кг продукта. Процесс сушки длится до полутора суток. На выходе из одного кило получается примерно около 100 граммов компактного, сохранившего все вкусовые качества и витамины, безо всяких добавок, в том числе сахара, высушенных кусочков овощей, фруктов, ягод и всего другого, что было пропущено через этот чудо-агрегат. Некоторые продукты похожи на чипсы, но без всякой химии, другие на кусочки пастилы.

Семейный подряд

У Нормунда трое детей - 2 дочери и сын. Старшая – Кристина живет и работает в Германии, у нее две наследницы – внучки нашего героя – Аманда и Челси. Средняя дочь Диана находится в Риге и работает графическим дизайнером. Младший Янис, которому скоро исполнится 18 лет, сейчас учится в филиале «Вишки» Латгальского индустриального техникума на механика. После его окончания молодой человек планирует поступить в Елгавскую сельхозакадемию. Родители очень рассчитывают на наследника как на продолжателя династии тружеников семьи Розенталс. Надежды подтверждаются. Янис оказывает существенную помощь в ведении хозяйства, стараясь вникать во все детали и тонкости процесса. Диана также не остается в стороне, она хорошо знает компьютерные технологии, что позволяет постоянно находится, в так называемом, тренде - продвигать продукцию не только для реальной продажи, но и в интернет-пространстве: планируется открытие интернет-магазина и создание своей странички. Дочь Нормунда разработала фирменные этикетки, дизайнерское оформление, она решает многие другие вопросы производства.

Словом, у фермеров Розенталс классический семейный подряд, поэтому работников со стороны они не нанимают, а все операции по своему хозяйству выполняют сами. Но не так просто все успевать на имеющихся в хозяйстве почти 160 га земли. Одного лишь сена надо заготовить на зиму около 800 рулонов. Помимо буренок есть еще свиньи и даже куры. И, что уж совсем удивительно, цыплят фермеры не покупают, а выращивают сами, точнее, курочка сидит на яйцах, выводит птенцов, а потом их, водя за собой по двору, опекает и оберегает от разных хищников.

В прежние годы фермеры сажали по 5 гектаров картофеля, в прошлом – 3, а в этом всего полтора га, но на самом деле и это очень большая площадь.

Супруга героя этого материала Ивета работает в магазине, однако, несмотря на занятость, она успевает много времени уделять хозяйству, в котором помимо элитных мясных коров пород шароле и герефорд и телят, есть обычные буренки, дающие молоко. Из него фермеры делают сыры разных сортов и производят прочую молочную продукцию.

Молодняк Нормунд продает на аукционе, их охотно покупают турки, немцы, поляки и скандинавы.

Специалист на все руки

Глава семьи Нормунд – человек уникальный, у которого золотые руки. Он управляет всеми видами техники, которой у фермеров полный двор: комбайн, трактора, машины, различные сельхозмеханизмы и прочая спецтехника.

Помимо этого у Нормунда сохранились навыки столяра-мебельщика. Он по заказу изготовливает мебель, в том числе под старину. Она не дешевая, но зато вид и качество могут восхитить любого человека. У Нормунда есть лесопилка и столярная мастерская, где он создает свои шедевры из дерева: столы, скамейки, прочий скарб, домашнюю утварь и даже бочки, что нынче большая редкость. В углу мастерской стоит емкость из дерева – огромный чан объемом, эдак, в тонны полторы. В нем можно плавать или хранить зерно и муку. Соорудить подобное сегодня редко кто сможет, да и способен ли вообще?

Кроме того, Нормунд унаследовал от своего деда технологию изготовления солодового пива. Подобных умельцев, сохранивших латгальские традиции пивоварения и его рецепты, в нынешние времена почти днем с огнем не сыщешь.

Даже навоз от домашних животных у хозяина особенный, переработанный калифорнийскими червями – гумус: «Диана участвовала в одном из школьных проектов, по которому ей из Риги по почте прислали этих самых червей. Кстати, она заняла первое место. Когда проект закончился, мы выпустили червяков в навоз, они в нем не только прижились, но и сейчас приносят пользу. Его в качестве удобрения покупают многие люди».

Это надо пробовать

Сублимированная продукция, которой Нормунд и его семья занялась года 4 назад, нынче находится в стадии раскрутки, причем, успешной: «Мы хотим продавать свой товар через интернет, нашу продукцию согласны взять на реализацию продавцы рынка, некоторые люди покупают ее прямо на дому, иногда мое хозяйство включают в туристический маршрут, по которому следуют латвийцы и жители других стран. Они тоже приобретают товар. Людей интересует наша продукция. Есть большие заказы».

Стол Нормунда, где происходит волшебный процесс сублимирования, уставлен пластмассовыми баночками разного размера. В каждой - свой вид продукта. Нормунд рассказал, что вначале пробовали фасовать в пакеты, однако товар впитывает влагу. В идеале лучше всего использовать стеклянную тару, но это удорожит продукцию. В сухом состоянии продукт может храниться до четверти века и не терять своих вкусовых качеств. Поэтому и цена немалая. Сейчас баночка стоит около 4-х с половиной евро. Но, по словам Нормунда, над ценами предстоит большая работа, так как навскидку очень сложно установить реальную стоимость того или иного продукта. Все зависит от его вида и затрат на производство.

Наступает самый интересный момент. Нормунд дает попробовать свою продукцию, доставая из каждой баночки то овощ, то фрукт, то кусочки разного цвета, похожие на пастилу. Кое-что я угадывал, иногда - нет. Но не потому, что ошибался во вкусовых качествах, а просто по той причине, что не мог себе представить, как, например, можно сублимировать виноград, арбузы, помидоры с чесноком и многое другое. И даже мороженое со сметаной.

Один знакомый Нормунда, альпинист, попросил высушить суп, чтобы не носить в горы за спиной полмешка картошки, а взять с собой компактный продукт. Нормунд сублимировал сметану к супу. До него еще не дошел.

Готовя все эти продукты, Нормунд и его семья много экспериментировали и комбинировали, помещая в свой чудо-аппарат новые и новые, порой экзотические виды овощей, фруктов и прочего. Они и сейчас продолжают свой творческий поиск.

Нормунд предложил продегустировать вершину своих изысков – сухую клубнику в шоколаде. Слов нет, необычно и вкусно – будто свежая с грядки.