„Latgales Laiks” iznāk latviešu un krievu valodās visā Dienvidlatgalē un Sēlijā, „Latgales Laiks” latviešu valodā aptver Daugavpils pilsētu, Augšdaugavas novadu un apkārtējos novadus un pilsētas.
2024. gada 19. jūnijs
Trešdiena
Nils, Viktors
+14.2 °C
daļēji mākoņains

«Бермудский треугольник» по-новофорштадски

Anatolijs Krilovs

Если условно провести линию раздела Нового Форштадта по улице Авеню, проходящую по центру микрорайона , то одну из его частей – северо-западную из-за громадных устрашающего вида неуклюжих многоэтажных монолиток можно было бы назвать «даугавпилсским Мантхэттеном». Но в народе этот район с чьей-то легкой руки теперь именуют «бермудами», мол, если посмотреть на него с высоты, то вырисовывается четкий треугольник.

Все как у людей

Но, если быть точным, то на самом деле Бермуды – это острова - лишь одна из оконечностей зловещей геометрической фигуры, в которой пропадают корабли, самолеты и люди. Некоторые жители говорят, что в новофорштадских «бермудах» тоже можно заблудиться и даже потеряться, но – это вряд ли, так как с одной стороны треугольника улица Авеню, с другой - лес, а с третьей – частные строения Старого Форштадта. Ну и как тут исчезнешь?

В микрорайоне есть все для вполне нормальной жизни: магазины – супермаркет и мелкие торговые точки, детсадик и площадки для игр, крытая автостоянка, некая студия, процедурный кабинет, аптека, сапожная мастерская, детский клуб «Sudraba avoti» и прочее, словом «бермуды» могут существовать вполне автономно, а если в чем-либо возникнет нужда, то не проблема сходить на вторую половину Нового Форштадта. А коль и здесь не удастся решить свои жизненные и бытовые проблемы и вопросы, то пожалуйте в автобус или маршрутку и катите в город – всего-то 10 минут езды.

Со стороны Старого Форштадта в гору поднимался мужчина, после чего остановился, чтобы отдышаться. 68-летний Николай Романовский живет в частном доме на улице Зелткална. На Новый Форштадт он шел, чтобы обналичить в банкомате деньги и отовариться в магазине. Трудовой стаж мужчины составляет 44 года, за что он получает приличную пенсию: «Денег нам с женой хватает. Купили в Крепости квартиру. Жизнь в своем доме не так проста, как кажется на первый взгляд. Хорошо, пока силы есть, а если их будет не хватать, чтобы натопить печь, убрать снег, принести дров или выполнить другую работу по обустройству и содержанию дома? В таком случае лучше всего благоустроенное жилье».

В 1977 году Романовские приобрели на Старом Форштадте упомянутые полдома и с того времени в нем живут. Николай Романовский хорошо помнит, как в 70-е годы прошлого века поселок Первомайский начинал обретать свое право на существование: «Поначалу тут ничего не было – пустырь, потом началась активная застройка. Половина жилья являлась кооперативной. Последним домом, который построили, была вот эта монолитка», - пенсионер показал на нее рукой.

Об этих серого цвета «небоскребах», обшарпанных и безвкусных, разговор особый. А если коротко, то архитектурно-строительный дизайн наоборот. Но тогда у людей не было выбора, они радовались отдельному жилью, да и сейчас вряд ли горят желанием переселиться в другое место города, ведь человек ко всему привычен.

Родом собеседник из Белоруссии, где после школы подался в государственный университет, однако по состоянию здоровья учиться не смог. Даже хотел стать вертолетчиком, пытаясь поступить в Саратовские летное училище, но из-за недуга мечту о небе тоже пришлось оставить.

После этого приехал в Даугавпилс, устроился на тогдашний завод «Химволокно», на котором и трудился в разном качестве с 1979 по 2019 год: «Запомнилась молодость. Как мы бегали из Старого Форштадта на ЗХВ, где тогда проходили разные развлекательные и торжественные мероприятия. Воздушного моста в то время не было, приходилось пересекать железнодорожные пути под вагонами. Конечно, рисковали…».

Жизнь в одиночестве

Дмитрий Шестак в Даугавпилсе оказался случайно. Он, уроженец и житель Дагды, считал, что в этих краях пройдет все его бытие, пока однажды не приехал в Даугавпилс на День города к родному брату: «Он предложил мне подработку, я согласился, трудоустроился и в результате остался. Мне здесь очень понравилось. Дальше сложилось так, что я купил квартиру в этом микрорайоне».

В «бермудах» Дмитрий живет всего год, но уже успел влюбиться в микрорайон. Мужчина одинок, ни разу не был женат, наследники у него тоже отсутствуют. Касательно выбора спутницы жизни, то молодой человек находится в поиске, тем более, что он – человек не безденежный, трудится, и на жизнь ему, в том числе семейную, средств хватит.

Ирена очень спешила по своим делам, но отказать в общении с корреспондентом газеты «Латгалес Лайкс» все же не смогла. На ходу дама рассказала, что все время работала сначала швеей, потом мастером и контролером на швейном предприятии в Гайке: «Квартиру здесь я получила в 1989 году. Ни сколько об этом не жалею, место хорошее: с одной стороны Божьи храмы, с другой лес – грибы и ягоды. Тем более, что рядом со мной живет сын Эдгар, который работает в полиции».

Ирене есть, чем гордиться и радоваться. Дочь Эдгара, внучка Ирены 9-летняя Ангелина спортсменка, она занимается гимнастикой и биатлоном, есть успехи, недавно участвовала в соревнованиях и заняла второе место.

Дочь Ирены Илона находится в Екабпилсе и трудится на деревоперерабатывающем заводе. У нее есть сын Марк и дочь Эрика. В личном плане Ирене хотелось бы большего. Она, как и Дмитрий, на протяжении 10 лет пребывает в одиночестве, объясняя этот факт тем, что за минувшие годы так и не удалось встретить достойного и порядочного человека.

Ирена родом из Лауцесской волости. Там жила их семья, папа ушел из жизни 46 лет тому назад, а мама умерла в 92-летнем возрасте. Хутор и земля при нем до сих пор сохранились, поэтому Ирена иногда навещает родные места, предаваясь работе на огородах и воспоминаниям о прожитых здесь годах. Она любит заниматься выпечкой и заготовками на зиму.

Поистине мир тесен!

В данной истине пришлось еще раз убедиться при встрече с 75-летней Галиной Степановой. В разговоре выяснилось, что она является супругой бывшего первого командира 4-го Даугавпилсского пограничного батальона ныне майора в отставке 79-летнего Дмитрия Степанова, в 90-е годы стоявшего у истоков создания и формирования этой пограничной структуры. Все начиналось именно с него – профессионального пограничника – строго, требовательного и отлично знающего свое дело.

Мы в то время очень тесно сотрудничали, я много писал о пограничниках и хорошо знал Дмитрия Егоровича. Сейчас он болен, перенес инсульт, на улицу не выходит. Галина общительна, доброжелательна и приветлива, в меру сил ухаживает за супругом, с которым вместе прожито 57 лет.

Родилась пенсионерка в Псковской области, семья тогда жила в деревне Осиновичи Порховского района, а Дмитрий Егорович в Белоруссии. В Даугавпилсский район, в Илуксте, его привезли родители в малолетнем возрасте.

Галина из многодетной семьи, в которой было 3 девочки и 5 парней, а она - самая младшенькая: «Папа умер в 1948 году, поэтому мама растила и воспитывала нас одна. И как только справлялась? Мы, сестры, едва успевали провожать братьев на службу в армию. К сожалению, почти все ушли в мир иной, в живых нас остались лишь я и сестра, которая живет в Санкт – Петербурге».

Не достигнув совершеннолетия, Галина втайне от родителей подалась в тогдашний Ленинград, чтобы поступить в медицинский техникум. Там девушка познакомилась со своим будущим супругом Дмитрием: «Это была любовь с первого взгляда. Хотя характер у него непростой, он не особо разговорчив, не щедр на комплименты и откровения, но зато верный и надежный человек».

Самыми яркими впечатлениями о минувшей жизни у Галины Ивановны остались воспоминания о детстве и молодых годах, когда люди жили дружно, общались, вместе отмечали праздники, пели песни на разных языках и не делили друг друга на своего и чужого.

В местечке Озерки у Егоровых есть свой дачный домик, где можно было бы отдохнуть от жизни в четырех стенах, но, к сожалению, здоровье не позволяет супругом совершать выезды на природу. И потому радость супругам доставляет подобранный на улице кот Кеша, дети – две дочери, одна из которых, Виктория живет в Даугавпилсе, а другая – Светлана – в России. И, конечно, 35-летний внук, и три внучки, самой младшей из которых исполнилось 18.