Mūs lasa Daugavpils, Ilūkstes, Preiļu, Krāslavas, Dagdas, Aglonas, Līvānu un citās pilsētās un novados
2020. gada 3. jūnijs
Trešdiena
Ineta, Inta, Intra
+14.6 °C
apmācies

Во время Атмоды не стояли в стороне LV

Марите и Янис Аугустаны более 30 лет назад участвовали в основании Народного фронта и восстановлении Даугавпилсского латышского общества. Перелистывая фотоальбом, они говорят, что у латышей тогда не было другого пути, как только путь свободы. "Нам нельзя было говорить на латышском языке, а если осмеливались, нас сердито одергивали "говорите по-русски", - вспомнил Янис.

Прочли призыв в "Авангарде"

О собрании по случаю основания Даугавпилсского отделения Народного фронта (НФ) узнали из тогдашней районной газеты "Авангард". Там директор Даугавпилсского театра Янис Жугов 5 ноября 1988 года опубликовал приглашение на конференцию, которая пройдет в театре. "До этого (в октябре) мы были на народной манифестации в Межапарке. Ездили на старом "Москвиче". Машин не было так много, как сегодня, но я долго искал, где ее поставить. До эстрады шли почти 3 км. В Межапарк съехались люди со всей Латвии. Затем состоялся конгресс по основанию Народного фронта", - рассказал Янис. Марите добавила: "Когда уже образовалось Даугавпилсское отделение НФ, мы поехали на народную манифестацию в ноябре, которая прошла на Даугавмале в Риге".

Янис и Марите по сей день помнят ту возвышенную, певческую атмосферу, поскольку тогда, 11 ноября 1988 года, впервые был поднят красно-бело-красный флаг на башне Святого духа Рижского замка. Вместе с Эвалдом Валтером и Альбертом Белом флаг подняли представители отделений НФ.

Аугустаны участвовали также в шествии группы "Хельсинки '86" по защите прав человека в Латвии до памятника Райнису в Даугавпилсе. Тогда несли красно-бело-красный флаг и пели патриотические песни. Из-за работы не смогли участвовать в Балтийском пути 23 августа 1989 года. Туда отправилась дочь Айя. Но увиденное по ТВ убедило Марите и Яниса, что их выбор в пользу Латвии был правильным.

Янис, как и тысячи других активистов, на своем рабочем месте и по месту жительства говорил и собирал подписи за восстановление независимости Латвии. "Нам давали большие расчерченные листы, куда человек должен был вписать имя, фамилию, адрес и подписаться. Много людей подписывалось, в том числе русскоговорящие. Но были и такие, кто прогонял нас, говорили, что нас застрелят. Тогда собрал больше 100 подписей за независимость Латвии", - сказал Янис.

Затем подписи обобщили и отправили в рижский офис НФ, и фракция Латвийского Народного фронта Верховного совета, подчеркнув волю народа, подготовила декларацию о восстановлении независимости Латвии.

Настало 4 мая 1999 года. Янис и Марите прилипли к экрану телевизора, поскольку Верховный совет должен был голосовать за эту декларацию. Увидев по ТВ депутатов, выходящих из тогдашнего здания Сейма с жестом Виктории (победы) и аплодирующих людей, супруги чувствовали себя счастливыми.

На вопрос, правда ли, что участники Народного фронта обещали русскоговорящим участникам НФ, что они получат гражданство автоматически, Аугустаны сказали, что ничего подобного не говорили и от других не слышали.

Латышам и латгальцам не стоило разделяться

О восстановлении Даугавпилсского латышского общества Аугустаны узнали от Анны Дауксте. "Анна позвонила мне. Она сказала, что нужно петь на встречах, и что Терезия Брока ищет поющих на латышском языке. Поэтому мы пошли в Дом культуры "Строитель" и начали петь. Название "Dzīsme" появилось позже. Мы пели на встречах, Латгальском празднике песни летом в 1990 году. Участвовали во многих всеобщих праздниках латышской песни и танца, в фестивале "Балтика", зарубежных фестивалях и т. д. Мы и сегодня поем в "Dzīsme", - рассказала Марите.

Аугустаны участвовали также в собрании по восстановлению Даугавпилсского латышского общества, которое состоялось в 1991 году в Доме единства, там же Айвар Хекрис был избран его первым председателем.

Янис и Марите считают, что в Даугавпилсе латышам не стоило создавать свое общество, а латгальцам – свое, всем следовало идти под общим флагом латышского общества. "Спасибо Геновефе Барковской. Она Даугавпилсское латышское общество вывела в мир. А о латгальском обществе слышно мало или вовсе не слышно", - сказала Марите.

Почему сегодня другая свобода, чем хотелось?

Аугустаны согласны, что тогда, в конце 80-х – начале 90-х годов, никто представить не мог, что придется переживать то, что есть сегодня – перебранки партий, политики не держат слово, пропасть между властью и народом. "Тогда мы все были едины и свободны. В Народный фронт вступали певцы русских ансамблей, там были поляки, литовцы. Теперь такого единства нет", - сказал Янис.

Он и Марите согласны с мнением фронтовиков, что с обретением независимости, у власти в Латвии остались бывшие руководители СССР и их товарищи, которые по разным причинам тормозили развитие государства или разделяли общество, продавали или ликвидировали производства.

"Те, кто сначала шли под флагом Даугавпилсского интерфронта, после ликвидации августовского путча 1991 года перекинулись на другую сторону, заняли высокие должности, но мышление, отношение к народу не изменили. Алексей Видавский (мэр Даугавпилса) поддерживал латышей и латышское общество", - сказала Марите.

Также Аугустаны отметили, что сегодня многие болеют властью и деньгами. Начальник фирмы определяет себе большую зарплату, а сотрудникам платит минимальную, как и депутаты Сейма увеличивают себе зарплаты, а народу – налоги. Марите говорит, если бы не было финансового кризиса, и если бы платили хорошие зарплаты, дочь Айя с мужем не уехали бы в Германию. "У них уже трое детей и хорошая работа. Я думаю, они так и останутся в Германии. Юрис с семьей живет в Риге. Ездим в гости друг к другу. Внуки у нас проводят летние каникулы",- сказала Марите.

Аугустаны гордятся, что пережили возрождение Народного фронта и Даугавпилсского латышского общества, считают, если бы нужно было пройти этот путь заново – прошли бы.